байки

На главную...

Наши на войне

Кинохроника и музыка Второй мировой войны

Топографические карты

Проведение поисковых и эксгумационных работ
(методические рекомендации)

Русская Православная церковь о поисковой работе

Технология самостоятельного поиска погибшего или пропавшего без вести

Бланк запроса в Центральный архив МО РФ

Ссылки на другие страницы о поисковой работе

Адреса поисковых объединений

Газета
Сычёвские вести

Отчеты о экспедициях

Торжественные перезахоронения

Воинское кладбище в д.Аристово

Обзорная инфомация о Сычевском районе Смоленской области


ДОСКА ПОЧЁТА

Архангельский фонд Поиск

Имена из солдатских медальонов

Рабоче-Крестьянская Красная Армия

Старые газеты - сайт который переворачивает сознание!

 

  На этой странице мы вынуждены собирать байки, небылицы и всякиЯ другиЯ истории связанныЯ с поисковой работой, но ОЧЕНЬ далекие от правды...

Самая свежая байка - в самом низу страницы

http://www.ng.ru/regions/2004-11-22/12_gominoid.html

...Сегодня новгородские аномалии связаны, впрочем, не с древними хрониками, а с событиями шестидесятилетней давности. Здесь на сравнительно небольшом пятачке площадью около 50 квадратных километров в 1942 году попала в окружение легендарная 2-я Ударная армия, почти миллион человек. Об этом месте, называемом Долиной смерти, местные жители и поисковики рассказывают странные истории. Говорят, это место (а здесь полегли и до сих пор не захоронены сотни тысяч красноармейцев) неупокоившихся душ, затерявшихся во времени-пространстве, пересечение двух параллельных миров – сегодняшнего, реального, и того, военного.

Поэтому в здешних лесах нередко наблюдаются хрономиражи – неожиданно появляющиеся видения из прошлого. Местные жители отзываются о явлении попроще: солдатики пришли – и ничего особенного в этом не видят.

Жители деревеньки Мясной Бор (сегодня именно здесь находится братская могила тех, чьи останки находят и с почестями предают земле поисковики) рассказывают, что в Любинском лесу часто слышат стоны и крики о помощи. Это явление жители называют «кричащим колодцем». А дальнобойщики, проезжая мимо места, где когда-то стояла деревня Любино Поле (здесь немцы сожгли деревню, убив всех жителей), видят порой ночью на этом безлюдном участке дороги огни, иногда даже зарево.

Кстати, название Мясной Бор – еще довоенное, когда-то здесь была крупная мясобойня. И, рассказывают жители деревни, жил там дедок сумасшедший, который все говорил, что «название это себя оправдает, и тела людские будут лежать кругом, как мясо». Так и вышло.

Заметим, что один новгородский поисковик, проявляя фотографии, сделанные в Долине смерти, неизменно обнаруживал на них контуры тел в шинелях. Это явление начали было даже изучать ученые Новгородского государственного университета (был там одно время отдел по изучению необычных явлений), но потом исследования прекратились из-за отсутствия финансирования.

«Да, мы видели эти снимки, изучали их, неоднократно выезжали в долину и пришли к выводу, – рассказывает профессор физико-технических наук Игорь Ланцев. – Действительно, что-то иное, необъяснимое с точки зрения привычных представлений, там есть. Можно назвать, конечно, и параллельным миром, но скорее всего дело в другом. Представьте себе летящий самолет, который оставляет за собой след. Так и человек, что бы ни делал, какие поступки ни совершал бы, – в вечности за ним остается такое же излучение, только фантомное. Видимо, из-за массовой гибели, происшедшей в этой местности во время войны, произошел некий «переворот на местности», и теперь «след», оставшийся после смерти многих людей, мы и видим в долине»...

Автор этого бреда, некий Андрей Рискин из "Независимой газеты"


http://www.regions.ru/article/any/id/1689332.html

25 ноября 2004 г., 12:21 Тверская область. Поисковики нашли раритетный кожух

В Бежецке местный отряд "Рось" передал музею боевой славы района экспонаты, которые его участники обнаружили в ходе поисковых работ. Отряд официально существует четыре года и до последнего времени участвовал в раскопках в составе новгородской экспедиции "Долина", а в этом году впервые проводил их на территории Тверской области с центром "Подвиг". По словам руководителя поискового отряда Юрия Сапронова, на этот раз на территории Зубцовского и Пеновского районов было найдено и прочитано четыре медальона, обнаружены останки 186 бойцов Красной Армии. Кроме того, ребята нашли исключительно редкую вещь - сохранившийся кожух для автомата ППШ ( ;-) ), а также часть пулемета ДТ, который находился на вооружении в начале Великой Отечественной войны, передает "Тверская жизнь".


http://www.megapolis.ru/about/me/?article_id=1114

Мегаполис-Экспресс № 18 (708) 3-9 мая 2005

Призраки Долины Смерти

Странные вещи вот уже на протяжении многих лет происходят в окрестностях деревни Мясной Бор Новгородской области. Местные жители опасаются ходить в лес поодиночке даже днем. По их твердому убеждению, здесь, в Долине Смерти, на месте гибели Второй ударной армии, сосуществуют два параллельных мира.

Один — реальный, сегодняшний. Второй — тот, военный, поправший понятия времени и пространства.

На карте эту местность найти несложно. Сравнительно небольшой пятачок — болота, лесопосадки и пара десятков населенных пунктов, почти вымирающих. Шестьдесят с лишним лет назад здесь, защищая новгородскую и ленинградскую землю, практически полностью погибла Вторая ударная армия. Историки до сих пор не могут подсчитать хотя бы приблизительное число потерь, цифры называются от 500 тысяч до миллиона, но в любом случае это было самое большое количество погибших на одном участке фронта за всю мировую историю. И до сих пор, не сомневаются местные жители, души солдат не могут успокоиться.

— Взять хотя бы наш лес — там даже птицы не поют, — они ведь лучше, чем мы, чувствуют такого рода необычные вещи, — говорит жительница деревни Мясной Бор Галина СЕМЕНОВА. — Хотя странное явление не так давно и я сама наблюдала. В прошлом году в августе мы с Валей Родиной и Маней Стафеевой пошли за ягодами. Наткнулись на раскопанный блиндаж, табличку прочитали: «Здесь поисковики новгородского отряда «Шкраб» нашли останки 12 советских бойцов... удалось прочитать имена...» Пару метров в сторону прошли, и мне так холодно вдруг стало, так жутко. Смотрю, и бабы тоже остановились, глаза круглые. Вдруг слышу какой-то шум вдалеке, как будто кто-то «ура» кричит, как в фильмах про войну. Страшно очень было, не передать. И так с полминуты. Нам они вечностью показались. Валя, кстати, потом сказала, что она крики тоже слышала. А Маня ничего не слышала и не видела, просто стояла, ни с места сойти, ни слова вымолвить не могла.

Многие жители деревни, с которыми удалось поговорить обозревателю «М-Э», рассказывали о случаях, когда слышали в лесу чьи-то голоса, крики и в воздухе витал запах махорки. А уж странные предметы как эхо былых времен здесь и вовсе явление обычное.

— Я тогда, в конце 80-х как комсомолка впервые попала в эти края, — рассказывает руководитель поискового отряда города Чудово Елена МАРЦИНЮК. — Причем поехала вроде бы просто так, за компанию (ну не интересовали тогда меня подобного рода мероприятия). Хотя несколько ночей подряд перед поездкой мне снился мой дед, отец матери, без вести пропавший на войне. Вроде бы ничего не говорил, просто улыбался, и все. Наконец зашли мы в лес, ребята блиндаж засыпанный разбирают, а я возле сижу, ноги промочила. Вдруг один парень ко мне обернулся: «Как фамилия твоего деда? (Я по дороге обмолвилась ему про деда.) Гущин? На вот тебе его ложку». И подает мне потемневшую от времени ложку с выцветшими буквами: П. Гущин. С этой ложки начался наш отрядный музей, она и сейчас там лежит. Кстати, когда мы потом с ребятами говорили о находке, они уверили, что копают здесь давно, но ложки не находили. А она же почти на поверхности была! Как будто ждала именно меня.

Отдельного рассказа, если не целой книги, заслуживает история новгородца Василия РОШЕВА. Почти 10 лет каждое лето он приезжал в Долину и работал на раскопках, отыскивая останки солдат для перезахоронения по христианским канонам на местном кладбище.

— Бывало, в лагере в палатках только уснем, — рассказывает поисковик Николай ГРОМОВ, — как он подскакивает среди ночи, бежит за кусты. Подбежит к определенному месту, палку схватит, платок нашейный на нее привязывает (все это с полузакрытыми глазами). «Вот он, — шепчет, — вот...» Палку в землю воткнет и дальше спать идет. А утром мы на этом месте начинали копать и обязательно солдата находили, а то и нескольких сразу.

Рошев же рассказывал, что лет с тридцати ему начали сниться сны про войну — атаки, сражения, смерть.

— Так он попал в Долину, — продолжает Николай. — Но мы сначала его «ночным поискам» особого значения не придали, всякое, думаем, бывает, просто жизненный опыт у мужика. Но после тех фотографий…

А произошло вот что. Решили как-то поисковики сфотографироваться. Василий тоже встал. На фоне воронка у него была, а дальше — деревья. Уже в городе стали ребята пленку проявлять и видят: за спиной Рошева отчетливо видна дорога, а на ней две фигуры в шинелях. С тех пор на всех фотографиях Василия (кто бы ни фотографировал, в какой бы точке Долины это ни произошло) присутствовало что-то или кто-то из военного времени. Феноменом Василия Рошева даже заинтересовались ученые Новгородского университета, кафедру специальную открыли под руководством ректора для изучения необычных явлений.

Рассказывает профессор НОВГУ Игорь ЛАНЦЕВ:

— Мы долго изучали снимки Василия Рошева: мало ли, может, монтаж или игра светотени. В Долину несколько раз выезжали. И пришли к выводу: действительно, что-то иное, необъяснимое с позиций логики и разума там присутствует. Можно назвать это и параллельным миром. К сожалению, Василий Рошев работал с нами совсем недолго, около года, потом он ушел из жизни, очень рано и странно. Ничего не болело, просто не проснулся однажды утром. Это еще раз подтверждает, что слишком глубоко в тот мир лезть не стоит.

Каждую весну в Долину Смерти приезжают десятки поисковых отрядов. Главная их цель — найти засыпанные землей останки и похоронить их на кладбище в деревне, по возможности установив имена погибших. О параллельном мире и связанных с ним опасностях (бывало, ребята и даже взрослые подрывались на военных минах) стараются не думать. Уже погребены почти 200.000 солдат. Вот только есть ощущение, что незахороненных останков в лесах Долины меньше не становится.

На прощание Галина Васильевна рассказала, как произошло название деревни Мясной Бор:

— Я-то думала, что после войны. Но оказалось, здесь еще до революции была мясобойня, скот резали. И жил в то время в этих местах старичок один сумасшедший. Он ходил по деревням и рассказывал всем, что ему было видение: мол, скоро это место оправдает свое название, и долго потом успокоения не будет тем, кто здесь останется.

Пробовали местные жители в эти места священников приглашать, чтобы молитвы почитали за упокой. Приезжают каждый год, а все равно страшно в лесах. Поэтому единственное, на что надеются жители деревень Долины, это время, которое, как известно, лечит. И больше всего боятся, как бы сюда не нагрянули столичные ученые (а то ходил такой слух, что собирались — исследовать «аномалию»). Вдруг, мол, еще хуже сделают, совсем от призраков покоя не станет. Пусть уж лучше потихоньку ходят, ничего ж плохого не делают.

Виктория КАТАЕВА


http://www.kp.ru/daily/23483/38008/print/

А вот "шедевр" от "Комсомольской правды" из рубрики "Проверено на себе"

Военные трофеи мстят за своих погибших владельцев

Великая Отечественная война оставила в России десятки аномальных зон. Корреспондент «Комсомолки», участвуя в раскопках на местах кровопролитных боев, постоянно сталкивался с необъяснимыми явлениями

Циничная шутка кончилась плохо: ровно через сутки этот человек серьезно повредит коленные суставы.

Хрономиражи над болотами

Места боев имеют особую ауру, от которой не по себе. Поэтому не случайно, что и у «черных», и у «красных» следопытов культовый фильм - «Сталкер» Тарковского, а любимая книга - «Пикник на обочине». Говорят, копали выросшие в послевоенном Ленинграде братья Стругацкие. И еще как копали! Кстати, у следопытов даже жаргон заимствован из их легендарных произведений: найденные в лесу вещи зовутся «хабаром», а места раскопок - «зоной».

Бродишь по такой зоне, и кажется, что все время кто-то смотрит тебе в спину. А фоновый звук в наушниках металлоискателя вдруг трансформируется в мужской хор. Мне почему-то все время слышится, как поют «Варяга». Или, наоборот, чудится, что тебя все время кто-то окликает по имени.

Есть места, где испытываешь необъяснимый, парализующий ужас, совсем как в плохих снах. Однажды, путешествуя по самым глухим местам, где проходил Волховский фронт, среди сплошных болот, поросших гнилой осиной, я наткнулся на сухую уютную полянку. Поставил палатку. К вечеру, когда меня охватило совсем уж благостное умиротворение от тишины и покоя, метрах в 300, в урочище Гряды, застучал топор, а потом стали перекликаться дети. Я даже на слух установил их возраст - годика 2 - 3, не больше. До ближайшей дороги с твердым покрытием было километров 15 по болотам в одну сторону и километров 100 - в другую. Реальные дети не дошли бы сюда и не стали бы кричать до самого восхода солнца. Они бы просто охрипли.

Ночью я лежал в палатке, в холодном поту, прижав к груди карабин «Сайга» со спущенным предохранителем, и слушал, как лепечущие голоса перемещаются в пространстве, то приближаясь, то удаляясь. Иногда эти крики повторяло эхо - мир нематериальный пересекался с реальностью.

Утром я пошел в урочище Гряды, от которого война оставила только кучи кирпича, поросшие здоровенными деревьями. Вместе со Второй ударной армией в котле погибли тысячи мирных жителей, и сколько их лежало в фундаментах рухнувших домов, можно было только догадываться. Я включил прибор, и первое, на что отреагировал мой металлоискатель, был прогнивший игрушечный эмалированный тазик, в котором лежала раздавленная целлулоидная кукла. Я закопал все это добро обратно в землю и поставил сверху крест, потому что, по моему личному мнению, во всех игрушках остаются частицы детских душ и трогательной детской любви. Я прожил возле этого урочища еще три дня, ковыряясь на немецких артпозициях, и никто меня больше не беспокоил.

Подобные аномалии сталкеры называют хрономиражами и считают их почти обязательными явлениями для таких мест. Объясняют: там, где лежат непохороненные люди, остаются их биополя. Если людей были многие тысячи, эти биополя можно уже почувствовать, услышать, а иногда даже увидеть. Географически зоны с хрономиражами разбросаны по всем фронтам той войны: остров Рыбачий под Мурманском, Невский пятачок под Ленинградом, Ржев, Рамушевский коридор под Демянском, Долина смерти под Новгородом или Мамаев курган в Волгограде. Знаю десятки трезвых и уравновешенных поисковиков, видевших и даже пытавшихся снимать атаки, которые захлебнулись в крови еще 60 лет назад. Но, как правило, фотопленка не фиксирует хрономиражи - на негативах остается только белая муть. А чтобы увидеть их глазами, нужен туман. Он превращается в экран, на который проецируются события прошлого. Иногда в тумане перед наблюдателем из отдельных фрагментов начинают складываться ясно читаемые картины. Почти всегда это силуэты солдат с характерными деталями немецкой или советской амуниции. Ветер может сносить туман, но контуры людей всегда будут двигаться в заданном направлении - от нашей передовой линии к немецким траншеям или наоборот. Так, как это было в реальности, много лет назад, во время кровавых немецких контратак под Демянском или прорыва блокады под Ленинградом.

Страшная история смертного медальона

Все, что найдено на местах боев, обладает особым норовом, повадками и памятью. Проверено многократно - эти вещи, один раз спасенные из небытия, не любят возвращаться туда, где их потеряли и снова нашли. В лесу, на отчищенном и вновь завороненном штыке сразу же выступит ржавчина, алюминиевый стаканчик от немецкой фляги обязательно упадет в костер и сгорит бесследно, как бумажный, а красноармейская звездочка, приделанная к бейсболке, просто потеряется. Забирая из леса и реставрируя находки, ты грубо вторгаешься в естественный ход событий и времени, меняешь его произвольно, а иногда берешь себе чужие грехи или страдания. Расплата за легкомыслие наступает быстро.

Друг подарил на Новый год немецкий смертный медальон на толстой серебряной цепи. На вид ничего особенного - овальная алюминиевая пластина, разделенная на две части пунктирной просечкой. После смерти владельца медальон ломали, одну часть оставляли на трупе, другую передавали в штаб дивизии. Бывшему хозяину этой вещицы не везло просто фатально. Судя по маркировкам на медальоне, его за какую-то провинность перевели с непыльной службы по охране аэродромов люфтваффе «Flieger Horst Schutze» (Fl. H. Sch.) в запасной пехотный батальон «Infanterie Ersatz Bataillon» (Inf. ers. batl.), который в итоге весь полег у станции Погостье. Немца этого не нашли после боя - он так и остался лежать в заваленной траншее.

В местах былых боев «эхо войны» почти материально, его можно почувствовать и даже услышать. Фото Стаса ЛЕВШИНА.

Получив подарок, я не придумал ничего умнее, чем надеть медальон на себя. Дальше события стали разворачиваться головокружительно. За несколько дней я, нищий студент, потерял все, что у меня было. Для начала ушла жена. Через день, перегоняя чужую ржавую «копейку» со штрафстоянки, я въехал в зад новенькой «девятки». Пока разбирался с последствиями аварии, меня отчислили из института. Из дамского общежития, где я жил нелегально, меня попросили выехать в течение трех дней на улицу. Можно было смело вешаться, но не нашлось подходящего крюка. Решение пришло во сне, неосознанно: толстая цепь, на которой висел медальон, запуталась и захлестнула шею так, что на горле остался багровый рубец. Я снял с себя от греха подальше эту любопытную вещицу с «историей», и жизнь так же резко стала налаживаться. Я многим рассказывал про этот медальон. Если мне не верили, я доставал его со словами: «На, поноси немного...»

Желающих так и не нашлось. Потом я избавился от медальона, продав его за бесценок первому попавшемуся коллекционеру.

Поверья и приметы

Суеверию большинства поисковиков могут позавидовать даже летчики и моряки. На самом деле приметы - всего лишь свод законов, по которым нужно жить, если постоянно сталкиваешься с нематериальными объектами и явлениями на местах боев. Не нужно глумиться над останками - нет возможности вывезти или опознать погибшего, не поленись, поставь крест из двух палок и уйди прочь. Не лезь без нужды на заброшенные лесные кладбища и в санитарные захоронения: расплата догонит неминуемо, и в какой форме - неведомо.

Друзья, состоявшиеся бизнесмены, болеющие «эхом войны», вернулись из последней экспедиции бледные и потерянные. Они ездили в Макарьевскую пустынь, в монастырь, который немцы превратили в мощный укрепрайон. Наши во время наступления 1944 года накрыли немцев «эрэсами». Залп «катюш» снес до основания один из древних духовных центров Новгородчины. В окрестностях пустыни, безлюдном и заболоченном районе, следопыты искали какое-то немецкое кладбище, но не нашли и решили расковырять монастырский погост. Пока выбирали могилу для надругательства, пошел дождь. Он, кстати, начинается всегда, когда тревожат останки. Бабулька с кулечком целебных травок появилась как из-под земли. Поинтересовалась, что ищут отроки, а узнав, что отроки интересуются немцами, повела их в лес показывать то самое фронтовое кладбище. Следопыты потом говорили, что лазали с этой бабкой по бурелому очень долго, и что-то она им рассказывала, а что - никто вспомнить так и не смог. Потом резко стемнело, а бабка сгинула куда-то бесследно. Выбраться из леса до утра они так и не смогли: «GPS» не мог захватить спутники из-за низкой облачности и густых крон деревьев. Переночевали на кочках, без палаток и спальников, но просто так их Макарьевская пустынь не отпустила. Дождь, шедший сутки, размыл поля, и джип пришлось буквально выносить на руках. Когда машина выкарабкалась на шоссе, дождь кончился, будто завернули кран, и появилось солнце.

Дмитрий СТЕШИН

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Реальные привидения

Андрей ПЕРЕПЕЛИЦЫН, председатель межрегионального общества по изучению тайн и загадок «Лабиринт»:

- Я не сторонник идеи существования душ, но если они реальны, то должны оставлять материальные следы. Например, хрономиражи. И не случайно последние проявляются на «туманной основе». К примеру, элементарные частицы с достаточно высокими энергиями, двигаясь в насыщенном водяным паром воздухе, оставляют след из капелек воды. На этом принципе основана работа известного из школьной физики прибора для их регистрации - камеры Вильсона. И если предположить, что души состоят из чего-то вроде «холодной плазмы», каких-то элементарных частиц, то они, возможно, способны ионизировать воздух и «проявляться» перед тем, как выпадает роса, - как раз ночью или под утро!

Есть и другая гипотеза, предложенная биохимиком Марией Вильчихиной. Мол, психически возбужденный человек способен излучать когерентное - по сути, лазерное - инфракрасное излучение. При некоторых условиях с его помощью, допустим, на слое невысохшей штукатурки или краски, может записываться голограмма, которую потом другой возбужденный человек своим излучением может «проявить», спроецировав на тот же туман... Получится привидение - своего рода разновидность хрономиража.

Версий много, но критерий истинности - объективные наблюдения. И если читателям «КП» известны места, где хрономиражи происходят регулярно и их можно подкараулить, - давайте организуем экспедицию и попробуем зарегистрировать данный класс явлений. Попробуем доказать, что они существуют не внутри возбужденного мозга, а вне его. Или наоборот.

ЭКСПЕРИМЕНТ «КП»

Цветок сгубило «эхо войны»

У сталкеров есть такая легенда: будто бы вещи, имеющие отношение к минувшей войне, хранят в себе настолько мощный заряд негативной энергии, что в считанные дни могут погубить здоровый комнатный цветок. И мы решили это проверить.

Невинное растение нашли без проблем - обычный молоденький спатифиллум, который уже год рос в редакционном кабинете. Сложнее было найти предметы, которые гарантированно имели бы в себе энергетику кровопролитных сражений. Помог знакомый поисковик, который, узнав о необычном эксперименте, дал нам напрокат десять алюминиевых пуговиц от немецкой плащ-палатки.

- Настоящие, с боевого лежака (кладбище на поисковом жаргоне. - Прим. авт.). Все в гемоглобине!

Действительно, пуговицы были в окислах какой-то засохшей дряни, местами видны даже следы от истлевших ниток. По словам поисковика, минувшим летом их отряд где-то подо Ржевом обнаружил яму, в которую стащили после боев погибших немецких солдат. Все тела были завернуты в истлевшие плащ-палатки. По-видимому, трупы подготовили к захоронению сами немцы, но закопать своих мертвецов как положено, с березовыми крестами и касками, они не успели.

1. 9 марта. Цветок бодр, вянуть не собирается. Цикличность полива - полстакана воды раз в двое суток.

2. 17 марта. Среда и освещение, к которым привык цветок, ничуть не изменились. Уже видна первая реакция - у цветка загнулись и начали отмирать концы листьев.

3. 22 марта. Цветок медленно умирает. Пуговицы с землей и цветком не соприкасались.

24-03-2005 - под влиянием этих же пуговиц автор написал эту статью ;-)


24 июня 2005г. Новгородская область Газета "Труд" Хлыстун Виктор

"Черные копатели" из газеты "Труд"

Условия, которые нам поставили, прежде чем включить в группу “черных копателей”, простые: никаких фамилий участников и названий мест, где они работают, не указывать. В отряде собралось человек 20 - петербуржцы, новгородцы, москвичи. Нашли они друг друга по Интернету.

Из Демьянска до деревни, которая расположена ближе всего к опорному пункту, где во время войны три года находились немцы, мы добрались на автомобилях. Дальше - пешком. Топали километров десять. Сначала по тропинке, потом - напролом. Сопровождал нас местный егерь - за определенную плату. Перед тем как уйти от нас, предупредил: “Постарайтесь поменьше палить из ружей”.

- Почему нельзя стрелять, здесь же такая глухомань? - спрашиваю Игоря из Новгорода.

- Чтобы милиция не засекла. Наши действия не очень приветствуются властями, хотя официального запрета на раскопки окопов и блиндажей нет...

Группа разношерстна. Одни - словно только что спрыгнули с цветной картинки глянцевого журнала. На них новенькие яркие куртки, с собой модные палатки, длинные охотничьи ножи, дорогие ружья, у некоторых - миноискатели и даже металлодетекторы. Другие одеты по-рабочему, как Игорь. На нем ветровка, плотные брюки, за спиной рюкзак и брезентовая палатка. Вместо миноискателя - щуп метра полтора длиной. На конце его - утолщение.

- Почему у тебя нет миноискателя? Им же легче обнаружить металл в земле, - спрашиваю Игоря.

- Ошибаешься. С миноискателями ходят любители, а я - профессионал. Могу щупом не только обнаружить под землей твердый предмет, но и определить по звуку, что это: пластик, кость, железо, дерево... Однажды нащупал на метровой глубине маленький предмет и говорю ребятам, что, дескать, там - монета. Поспорили. Точно, оказался талер. Их некоторые эсэсовцы носили в качестве талисманов. Если хорошо прислушаться, то по скрежету можно отличить сталь от латуни или меди. Это важно, поскольку цветные металлы мы собираем и сдаем в утиль. Деньги небольшие, но все-таки...

- А самая дорогая находка какая была?

- Однажды нашел золотой медальон на цепочке. По всей видимости, он принадлежал немецкому офицеру из богатой семьи. Солдаты такие не носили. Медальон я продал коллекционеру за 800 долларов. Нашел и серебряный медальон.

Лагерь разбили на сухой полянке. Сразу разложили костер. Некоторые, как я понял, вообще не очень-то собирались копаться в земле. Приехали просто отдохнуть, а заодно посмотреть на то, что разыщут в земле другие.

К месту, где когда-то располагался немецкий земляной городок, идем налегке группой в пять человек. Такая же группа идет в другом направлении. В лагере остаются дежурные. У каждой группы - рации. Зачем? Бывалые искатели предлагают посмотреть назад. Удивительно! Мох, по которому мы прошли, на глазах выпрямляется и никаких следов не остается. Кругом похожие друг на друга деревья, - словом, глухомань. Заблудиться проще простого. Замечаю, правда, что кто-то из группы предусмотрительно надламывает веточки на нашем маршруте - одну, вторую, третью... Назад выбраться будет проще.

Блиндажи представляют собой прямоугольное возвышение, заросшее мохом. ( * - ГЫГ, странные блиндажи ;-)) Чуть поодаль какая-то куча. Здесь немцы сбрасывали мусор...

- Блиндажи немецкие, - поясняет Игорь, - видишь, какой порядок. Все расположены по линеечке.

- А почему именно немецкие блиндажи и окопы вас привлекают больше всего?

- Да они побогаче.

- Выходит, наших погибших солдат вы обходите стороной?

- Почему же? Я вот с другом Сергеем, он сейчас тоже в нашей группе, недавно участвовал в вахте памяти. Мы перезахоронили останки солдат, найденных в лесу.

- Но ведь останки уже истлели...

- Тут есть правило. Если найдены череп и две берцовые кости в одном месте, то этого хватает, чтобы признать их останками человека. Если обнаружен еще и медальон, то ищем родственников погибшего. Но медальоны встречаются редко, особенно здесь.

...В конце дня на газетки и брезентовые подстилки выкладывается все, что найдено в земле. Не густо. Проржавевшие патронные ленты, винтовка, каски, котелок. Два алюминиевых предмета из столового набора немецкого солдата сохранились хорошо: с одной стороны - ложка, с другой - вилка, посередине двуглавый орел ( * вообще это один предмет: "ложка-вилка" и откуда там "двуглавый орел" - совсем не понятно! ;-)). На другой день, когда мы собрались уезжать, ребята предложили взять эти вилки-ложки в качестве сувениров. Но мы отказались... ( * - хоть бы сфотографировали "двуглавого орла" ;-))


Черная судьба черных следопытов 22-06-2005 http://www.mk-piter.ru/articles/4130.htm

Ни для кого не секрет, что в Ленинградской области орудуют десятки групп так называемых «черных» следопытов — людей, ищущих на полях сражений Второй мировой войны оружие и останки солдат с целью их дальнейшей продажи. Однако иногда с этими прожженными профессионалами происходят истории, по мотивам которых можно снять «черный» триллер. Одна из них произошла прошлым летом под Мгой...

...У костра сидели шестеро человек, профессия которых носила мрачное и вместе с тем романтичное название «черный» следопыт. Им было от 20 до 35 лет, и у всех было приподнятое настроение. Еще бы: 8 июня был последний день их очередной «вылазки» за трофеями времен Великой Отечественной. Рейд оказался удачным: следопытам удалось обнаружить 18 боевых винтовок, 6 пистолетов-пулеметов, 5 килограммов тротила, 3 пистолета и, что самое ценное, 3 жетона погибших солдат немецкой армии. Ведь их вкупе с обнаруженными останками можно было продать родственникам погибших в Германии за сумму от 50 до 70 тысяч евро.

Во время раскопок потребление спиртного в отряде категорически запрещалось. Однако 8 июня, когда все работы закончились, «черные» следопыты решили устроить себе «прощальный банкет». В разгар небольшого застолья самый юный участник поисковой экспедиции, 20-летний Владимир Фролов, решил отлучиться по нужде. Когда следопыт пробирался по заросшему мхом подлеску, под его ногой неожиданно хрустнули прогнившие доски, и Владимир, не успев сориентироваться, упал на дно землянки времен войны. И упал очень неудачно, повредив горло и к тому же потеряв сознание.

Минут через сорок коллеги Владимира почувствовали неладное и отправились на поиски пропавшего товарища. А так как выпито к тому моменту было немало, парни стали заниматься любимым делом — травить друг другу байки по поводу духов, привидений и прочей нечисти, которая появляется во время раскопок. И вот, проходя мимо какой-то ямы, следопыты услышали внизу зловещие хрипы и поняли, что кто-то пытается выбраться на поверхность. Это пришедший в себя Фролов пробовал звать на помощь своих партнеров. Однако тем, взбудораженным исчезновением товарища и зловещими «страшилками», пришли в голову совсем другие мысли. Двое «черных» следопытов выхватили из-за пояса оружие и принялись стрелять в яму. Через несколько секунд до них донесся звук падающего тела, после чего раздался сильнейший взрыв. В землянке оказался тротил. В результате взрыва трое следопытов погибли на месте, а еще один получил серьезную контузию и, поднявшись с земли, поплелся обратно к костру.

Валентин Травинский — единственный из «черных» следопытов, оставшийся у костра, естественно, слышал звук взрыва. И нервы у него не выдержали: когда из темноты появился некто, облепленный с ног до головы мхом и грязью, к тому же шатающийся из стороны в сторону, Валентин отправил его на тот свет несколькими выстрелами из охотничьего ружья.

На следующее утро Травинского в состоянии тяжелого похмелья обнаружила специальная трофейная группа оперативников в Ленинградской области, которая уже давно выслеживала «черных» следопытов, орудующих в районе Мги. Позднее милиционеры признавались, что ничего подобного им за всю свою профессиональную карьеру видеть не приходилось. Вот уж действительно, правильно говорят — не стоит беспокоить мертвых, иначе они вполне могут «побеспокоить» тебя...

Кстати

В этом году областные оперативники обнаружили уже больше трех десятков тайников «черных» следопытов с оружием и боеприпасами. При этом, по некоторым оценкам, всего с начала года в Ленобласти было найдено свыше 30 тысяч единиц оружия времен войны.


http://www.berator.ru/raschet/articles/2729 (август 2005 г.)

Полевые легенды

Поисковые работы на местах боев богаты не только осколками снарядов, ржавыми касками и пустыми гильзами. Эти места также пропитаны и болью тех людей, которые проливали за них свою кровь, так что различных историй, в том числе и мистических, здесь предостаточно. О нескольких из них я попросил рассказать Алексея:

«Тому, о чем я собираюсь рассказать, я свидетелем не был. Зато хорошо знаю многих людей, кто присутствовал тогда лично. Наши ребята, как обычно, работали в лесу. В Тверской области. Вечером, сидя возле костра, услышали, как где-то рядом заиграла пастушья дудочка. Все отчетливо слышали мелодию, но владельца музыкального инструмента так и не увидели.

На следующий день они уже были готовы забыть про незатейливую мелодию, но вечером дудочка заиграла вновь, причем заметно ближе. Народ насторожился и на следующий же день отправился в ближайшую деревню выяснять ситуацию. Оказалось, что в конце войны на том месте, где работала поисковая группа, пропал пастушок, некоторые даже говорили, что он подорвался на мине. С тех пор в лесу иногда ночью можно слышать одинокую дудочку пропавшего пастушка.

Ребята вернулись в лагерь и рассказали своим товарищам эту историю, после чего поисковики решили нарочно дождаться этого малообъяснимого события. Но в тот вечер ничего так и не произошло, а случилось следующей ночью, на последней ночевке. Как только стемнело, снова стали вслушиваться в тишину, ждали до полуночи, но ничего не произошло, тогда все стали укладываться в большой армейской палатке. Чуть позже командир отряда решил отлучиться из нее и проверить снаряжение, но не успел он отойти и на несколько метров, как прямо у него за спиной снова заиграла дудочка пастушка. По словам командира, он не помнит, как вернулся обратно, а помнит лишь только застывшие лица насмерть перепуганных товарищей в палатке.

Вторая история произошла с другим отрядом, в Ленинградской области. Стемнело, и ребята отдыхали возле костра, слушая песни под гитару. Через некоторое время кто-то ткнул пальцем в темноту. Недалеко от них виднелся уголек тлеющей сигареты – “наверно кто-то из наших” – подумали они. Тогда командир пересчитал всех присутствовавших и понял, что владелец сигареты к ним никакого отношения не имел – все свои были на месте. Естественно, ребята окрикнули в сторону тлеющего уголька: “Кто там?” “Никто...” – отозвался чей-то голос, и уголек исчез. На следующий день на том месте, где видели огонек, поисковики нашли русского бойца, у которого удалось расшифровать именной медальон».


История по-черному (10 октября 2005г. Краснодарский край kuban.info)

После окончания Великой Отечественной войны прошло шесть десятков лет, но мысли о немецких "сокровищах" не дают покоя горячим головам. Черные археологи рыщут по местам боев в поисках обручальных колец, золотых зубов, наград и личных вещей. Подобно расхитителям древних гробниц и египетских пирамид, в которых рядом с вожделенным сокровищем таится вековое проклятие, современные мародеры вскрывают могилы воинов ХХ века. Они извлекают изделия из цветных металлов, награды из драгоценных сплавов, части немецкой амуниции. За некоторые из этих предметов можно выручить бешеные деньги.

Охотники за черепами

В поисках "ценных ископаемых" черным следопытам приходится долго и кропотливо работать. Узнать, где расположены немецкие кладбища, в принципе, нетрудно. По свидетельствам, документам, воспоминаниям можно установить: здесь немцы хоронили своих солдат. Есть большие кладбища - по несколько тысяч могил. Известно о захоронениях в Матвеево-Курганском, Аксайском, Куйбышевском и других районах области.

Чтобы начать "черную" работу без помех, нелегальные археологи договариваются с местными правоохранительными органами или копают вдали от населенных пунктов. Многие из черных следопытов охотятся за оружием. На местах боев есть шанс найти винтовку Мосина и патроны к ней, к пистолету ТТ и самозарядной винтовке Токарева.

Браконьеров привлекают детонаторы, боеприпасы, взрывчатые вещества для глушения рыбы. Приходят на поля давних сражений и охотники за цветным металлом - в основном, деревенские жители. Их добыча - латунные гильзы, алюминиевые котелки, кружки и фляги, медные ободки от артиллерийских снарядов, части дюралевой обшивки от разбившихся самолетов. Сбыть эти находки не составляет труда: почти в каждом районном центре есть пункты приема металла.

В интернете существуют странички, посвященные поисковой деятельности, в том числе нелегальной. На сайте "Искатель" можно прочитать подробные методические указания по эксгумационным работам. Встречаются, например, объявления: "Продам противогаз времен войны, немецкий, оригинальный". (А может подать на автора в суд? - А.Царьков) Еще один сайт - "Долина смерти". Он представляет собой настоящую энциклопедию военного археолога. Здесь содержатся рекомендации по разминированию боеприпасов, классификация противопехотных мин. Отличный справочник для желающих ограбить мертвого фашиста с минимальным риском для жизни.

Впрочем, без проколов не обходится. Недавно милиция задержала в Аксайском районе мародеров за работой: двое местных жителей продавали тол, извлеченный из мин. В конце прошлого года неподалеку от Зимовников арестовали группу тружеников из Волгограда, при них были свежевыкопанные боеприпасы.

Есть еще один "черный" промысел. "Энтузиасты" извлекают из земли останки немецких военных с медальонами, где указаны фамилия, звание, и продают в Германию родственникам погибших - для захоронения. (Нет, и никогда не было! на немецких медальонах таких данных - А.Царьков)

Свастика музейная

Немецкие ордена и медали коллекционируют, в основном, сотрудники силовых ведомств. (Интересно, откуда такая статистика? - А.Царьков) Но фашистские награды обходятся коллекционерам недешево. Медный знак за ранение стоит примерно 30-40 долларов, железный крест со свастикой - 100, крест второй степени - 200, фашистский рыцарский крест - 8-10 тысяч евро. (И откуда у "сотрудников силовых ведомств" такие деньги? - А.Царьков)

В Ростове кресты и медали с черным крестом продаются в магазине "Грифон", на "блошином рынке" около Центрального рынка, а по воскресеньям - в клубе любителей антиквариата на территории парка Горького. Отдав за вход 15 рублей, можно попасть на импровизированную выставку-продажу старинных икон, монет и других редких вещей, в числе которых часто встречаются и немецкие раритеты.

Впрочем, знающие люди советуют туда за покупками не ходить: есть опасность приобрести краденое или фальшивку. Копии наград изготавливаются в Польше и Чехословакии на заводах и в фурнитурных мастерских. Спрос на них с течением времени не ослабевает. Оригиналы этих же наград оцениваются на порядок дороже.

Директор "Грифона" категорически отрицает связь фирмы с отрядами нелегальных копателей. По его мнению, их вообще нет в Ростовской области.

В надежде получить очередной фашистский эксклюзив охотники за антиквариатом обращаются в клубы "белых" - легальных - поисковиков.

Как у "белых"

У молодежного поискового отряда "Рысь" - целый музей военных находок. Руководитель клуба Александр Жуков пояснил "Новой на Дону", что разрешение на поисковые работы дает администрация области:

- В случае обнаружения боеприпасов мы обязаны отдать их в милицию безвозмездно. Нас в регионе многие знают. Предлагали поработать целенаправленно по немцам. Конечно, никто не говорит: "Парень, а не хочешь ли ты стать черным копателем?". Пытаются втянуть по чуть-чуть. К нам приходят, спрашивают: "Ребята, можно у вас что-нибудь купить? Давайте поедем, выкопаем и продадим. Надо же поддерживать клуб".

Отряду помогают коммерческие организации, чьи руководители убеждены, что всех наших соотечественников, погибших в войну, необходимо достойно похоронить.

- Почему именно немецкие захоронения, а не отечественные представляют такой интерес для нелегальных археологов?

- На германских солдатах было больше металлических вещей. Продвинутая по тем временам амуниция. Советские воины перед боем зачастую сдавали награды. Они оставались у командира части или у старшины. А немцы носили свои медали, и хоронили их тоже вместе с наградами. Поскольку многие знаки отличия делали из серебра с золотом, сохранность у них достаточно хорошая.

- Чем отличаются военные немецкие от советских захоронений?

- Немцы солдат зачастую хоронили лучше, чем русские. И к этому вопросу, кажется, относятся и сейчас очень серьезно. Может, менталитет играет роль.

P. S. Вообще, специалисты - и историки, и археологи - сходятся в одном: черные копатели делают практически невозможным восстановление картины боев. В местах, где поработали охотники за "ценными ископаемыми", уже вряд ли удастся собрать останки погибших солдат и установить их личности. Впрочем, желающих чеканить монету из трагической истории 60-летней давности эта мысль не удручает.

Автор Лидия МИХАЛЬЧЕНКО Предоставлено издательством Новая Газета на Дону


Призраки без вести пропавших (03 ноября 2005г. http://kaliningrad.kp.ru/2005/11/03/doc89135/)

Призраки без вести пропавших

Поселок Заостровье, что чуть дальше Пионерского, в принципе ничем не примечателен. Здесь, как и в большинстве поселков у моря, идет строительство, а в лесу частенько разбивают палатки студенты и школьники. Им заботливо раздает мешки для мусора местный лесник. Даже порядком развалившееся и заросшее немецкое стрельбище вписывается в живописный ландшафт. Вот только странные истории здесь иногда происходят.

Сон в руку

Назовем главного героя Валентином. Он со школьных лет ездит сюда с друзьями «на природу». Ночь у костра, каша в котелке… Два года назад Валентин впервые приехал в лес у Заостровья. Несколько дней прошло спокойно, а потом из леса стал раздаваться необычный шум. Будто где-то шел бой. Слышался гул канонады и треск пулеметов, прям как в фильмах про Великую Отечественную. Валентин часик поворочался да и уснул.

Следующей ночью ему снилась бомбежка. Он перебегал от дерева к дереву, спасаясь от падающих бомб и свистящих осколков. Потом виделось Валентину, что в нескольких метрах от его палатки, в свежевырытом окопе, лежат и курят два немецких солдата. А тут послышалась русская речь. Немцы начали палить из автоматов, раздался взрыв гранаты...

Проснулся Валентин от толчка. Его разбудил рядовой российской армии со словами:

- Здесь находиться нельзя. У вас 20 минут, чтобы собраться, на полигоне сейчас стрельбы начнутся.

Ночной призрак

Как известно, местность в Калининградской области не располагает к занятиям альпинизмом. Единственная возможность потренироваться, не выезжая в Польшу, это забираться на полуразвалившиеся замки вроде Бальги или забираться по бетонным стенам 20-метровых строений немецких стрельбищ. Есть такое и в Заостровье. Туда Петр приехал, на ночь глядя, со всем своим альпинистским оборудованием.

Минут тридцать ему понадобилось, чтобы залезть на монолитную бетонную стену высотой с 2-этажный дом. Но, забравшись на самый верх, экстремал рухнул вниз.

Когда очнулся, начал оглядываться и обалдел. Был солнечный день. Вздымалась земля от взрывающихся снарядов, и без умолку трещали автоматы. Неподалеку в окопе сидели, прильнув к пулемету, два фрица. Юнцы, максимум по 15 лет. Вдруг рядом послышалась русская речь. Раздались взрывы гранаты…

Петр пришел в себя уже в нашем времени. Вокруг было темно, вырви глаз, и абсолютно тихо.

Гадалка

Не захотевшая называть себя женщина, считающая себя гадалкой, так пояснила эти два случая.

- Всем известно, что любая душа желает нормального захоронения со всеми полагающимися обрядами и отпеванием. Наверное, эти два мальчика-солдата немецкой армии не были похоронены должным образом либо над их телами совершили надругательство. Вот они и просят людей о помощи. Призраки явно не агрессивные, иначе могли бы физически воздействовать на людей. А они лишь показывают одну и ту же картинку. И сила их невелика, привидения проецируют свою смерть лишь в одном месте или же они показывают на место, где стоит искать кости. Парням, которые видели это, советую обратиться к поисковым отрядам, которые находят останки погибших времен войны 1941-45 годов. Может быть, там действительно есть останки тех, кого родственники до сих пор считают без вести пропавшими.

КСТАТИ

В рамках операции «Замландское побережье» во второй половине апреля 1945 года территорию полуострова от разбитых фашистских войск зачищала 2-я гвардейская армия. В Пионерском воевала 115-я стрелковая дивизия. В военных архивах нынешний поселок Заостровье не отмечен ожесточенными боями. И о менее серьезных столкновениях с вражескими группировками сведений не сохранилось.

РОЖНОВ Денис 3 ноября 2005 (афтар жжОшь! пеши исчо!)


Шакалы войны

13 июня 2006 г. Страна.Ru Наталья Корчмарек http://www.strana.ru/print/283878.html

Их называют «черными следопытами», «черными археологами» и «черными копателями». Они перерывают солдатские могилы в поисках личного оружия, касок, жетонов, колец и старых фотографий - всего, за что можно выручить деньги. В конце мая западный мир потрясло заявление 38-летнего Рене Готтшлинга из города Ниски в Саксонии, который уже несколько лет занимается расследованием судеб германских солдат, пропавших без вести во время Второй мировой войны. Он утверждает, что с каждым годом в России становятся все больше «черных следопытов», которые перекапывают захоронения немецких солдат, и найденные там «реликвии» продают через Интернет по всему миру.

Помешанные на нацизме

«Жетоны предлагаются по цене вплоть до 40 евро, - заявил Рене Готтшлинг, давно отслеживавший эту торговлю, - знаки «СС» - свыше 100 за штуку». По его словам, особенно популярны стальные каски (причем, лучше всего, если в них есть отверстия от пуль), и черепа. Такие «лоты» на интернет-аукционах приносят копателям по несколько сот евро. По оценкам Рене Готтшлинга, к примеру, россиянин, скрывающийся под псевдонимом Vlad2308, продавая на интернет- аукционе Ebay черепа, каски и другие трофеи германских солдат, успел заработать уже около 40 тысяч долларов. «Цены у нас в России спонтанные, смотря на кого напорешься, - объяснил Стране.Ru «копатель» из Санкт-Петербурга, скрывающийся под псевдонимом Dmitrich32. - К примеру, немецкая каска 42-го года, с декалью (орлом и свастикой), хотя бы наполовину сохранившая свое естественное покрытие, стоит порядка 100 - 200 долларов».

«Главным образом в США все больше коллекционеров-извращенцев готовы платить за это деньги, - утверждает Рене Готтшлинг. - А ведь когда разоряются могилы солдат, надежда на опознание окончательно умирает. Это последняя смерть германских солдат: они превращаются в сырье для бессовестных торговцев».

«Больше всего черных следопытов «работают» в областях, где в годы войны шли ожесточенные бои, - рассказал Стране.Ru руководитель поискового движения «Забытый полк» Евгений Кириченко. - Множество таких копателей рыщут по лесам Новгородской, Смоленской и Вяземской областях, и, к примеру, в Можайском районе Подмосковья, где армии попадали в окружение и гибли тысячами. Зимой сидят в библиотеках, изучают документы, связанные с захоронением немецких солдат, а весной начинается «сезон». Немцы своих офицеров во времена войны хоронили с оружием, солдат - со штык-ножом, и копатели готовы разворошить любое захоронение в поисках этих «трофеев». Подобное мародерство в свое время начиналось и в западных странах, где теперь законодательно запрещена продажа предметов с нацистской символикой. Поэтому помешанные на нацизме коллекционеры покупают «экспонаты» в России, Белоруссии и Украине».

Никто не знает точно, сколько этих «шакалов войны», но, по данным экспертов, только в Ленинградской области «работает» более 200 «следопытов». «В Новгородской области профессиональных «черных копателей» несколько десятков, однако сотни приезжают из других регионов, - рассказал Стране.Ru глава Уголовного розыска УВД Новгородской области Юрий Дурангин. - Во Вторую мировую здесь шли напряженные сражения, а в лесах полно торфяных болот, в которых хорошо сохраняется оружие и металлические предметы. Информацию о том, где лежат немцы, можно узнать, даже не опрашивая местных жителей - все данные и даже карты уже есть в Интернете на сайтах копателей. Мины переплавляют на тротил, если находят оружие, сбывают в Москве или Санкт-Петербурге - в самой области как такового «черного рынка оружия» нет. Говорят, хорошо «идут» немецкие карабины в нормальном состоянии, которые можно продать за 300-400 долларов. К примеру, в сентябре прошлого года задержали 5 таких «удальцов» на выходе из леса с оружием и взрывчаткой - приехали специально из Тверской области собирать «урожай» в наших лесах. Правда, сдали все добровольно, и в отношении них уголовного дела не возбудили. И ведь рискуют жизнью - только в прошлом году двое подорвались на минах времен войны - один насмерть, второму разворотило руку. Однако с каждым годом оружия в лесах все меньше, и копатели все чаще ищут немецкие значки, жетоны, награды, которые в столице также можно продать за десятки, а то и сотни долларов».

Сколько стоят "гансы"

Нередко «следопыты», найдя очередные «гансы» (так сами «копатели» называют останки немецких солдат), пытаются отыскать родственников павшего бойца за рубежом. «У немецких солдат во время войны действовала система персонального учета с помощью алюминиевых или стальных жетонов, которые хорошо сохраняются в земле, - рассказал Евгений Кириченко. - Жетон состоял из двух половинок, на каждом из которых были выбиты фамилия (* - вот бы взглянуть на такой "немецкий жетон"! Люди, не слушайте его - никогда на немецких жетонах не указывалась фамилия солдата!!!), звание (и звание не указывалось!!!) и номер части. Если солдат погибал, жетон делили на две половинки, одну из которых хоронили вместе с павшим, а другую - отправляли на родину с указанием места захоронения, и по ней родственникам погибшего начисляли пенсию. Настоящая удача для «черного копателя» найти неразломанный жетон с останками его владельца - значит, солдат числится пропавшим без вести. Через Интернет делается запрос в Германию, и так нередко находятся дети и внуки погибшего немца, готовые выложить кругленькую сумму за информацию о погибшем предке».

Как рассказывают специалисты, в Ленинградской области живет «следопыт», получивший из Германии автомобиль «Фольксваген» в благодарность о найденных останках дедушки. Мечта же многих «черных следопытов» - найти немецкий танк «Тигр». Три года назад два музея Германии и четыре коллекционера уже заявили о своем желании купить «Тигр», при этом на аукционе, по оценкам немецких экспертов, цена такой находки может подскочить до 2,5 млн долларов.

«Эти люди занимаются торговлей памятью, костями, - говорит Юрий Кириченко. - Это самое настоящее мародерство, однако, по закону, они нередко, получается, и не преступники вовсе».

Правоохранители жалуются, что привлечь «следопытов» к ответственности случается крайне редко. «Мы можем применить к ним разве что ст. 244 УК РФ «надругательство над телами умерших и местами захоронения», - рассказывает Юрий Дурангин, - но ведь чаще всего могилы военных не обозначены, и, получается, состава преступления нет. К тем же, кто ищет оружие или переплавляет мины на тротил, можно применить «незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия» (ст. 222 УК РФ) или «незаконное изготовление оружия» (ст. 223 УК РФ). Когда мы проводим рейды по нашим лесам, каждый раз обнаруживаем огромное количество тайников с оружием и взрывчаткой, оставленных «следопытами», но поймать их за руку крайне сложно. А ведь некоторые просто собирают гильзы от патронов времен войны, до сих пор разбросанных по лесам, сделанных, как правило, из меди или латуни, которые можно сдать как цветной металл. Считать ли их «черными копателями»? Да и за что их привлекать? Они забирают только оболочку патрона, а значит, это даже уже и не боеприпасы, за хранение которых можно задержать. К слову сказать, только за прошлый год мы изъяли у местных жителей более тысячи единиц огнестрельного оружия и около 32 тысячи патронов, 70% из которых принадлежит эпохе Второй мировой».

Черное вперемешку с красным

Однако, помимо «черных следопытов», существуют еще и так называемые «красные» - это школьники или энтузиасты, работающие безвозмездно ради благородной цели перезахоронения и поиска родственников погибших солдат. Однако и в эти поисковые отряды пробираются «могильные коммерсанты». «Под Новгородом ежегодно проходит разрешенная поисковая операция «Долина», организуемая патриотами из разных областей, - говорит Юрий Дурангин. - В прошлом году, к примеру, приезжали более тысячи человек, ходили по лесам. И ведь мы точно знаем, что были среди них и копатели, не пылавшие патриотическими чувствами, которые приехали в наши леса «за наживой», но за руку никого так и не поймали».

В итоге, российские власти, устав от мародерства «копателей», решили запретить и «красных», и «черных» и передать «монополию на погибших солдат» руководству Минобороны. В этом году президентом был издан Указ, согласно которому Минобороны создает специальный батальон, который будет заниматься поиском и перезахоронением павших героев России. По приказу министра обороны Сергея Иванова такой батальон уже создан. В него входят две роты из Московского военного округа и рота из Ленинградского общей численностью 300 человек. Место его дислокации - поселок Мга в Ленинградской области.


Следопыт и следопыты

http://www1.autoreview.ru/archive/2006/12/karelia/ 2006 год №12 (360)

Константин СОРОКИН

Этой поездки мы ждали с осени прошлого года. Март, апрель, май… Молчание. И наконец долгожданное согласие нашего проводника:

— Приезжайте. Но есть обязательное условие: по вашей наводке в лес не должен попасть ни один человек. Мне не нужны конкуренты.

Собрались за два дня. А роль экспедиционного транспорта досталась автомобилю, название которого подходило для нашей затеи как нельзя лучше, — Nissan Pathfinder, в переводе с английского «следопыт». За сутки ему предстояло перебросить нас на 2200 км к северо-западу от Москвы, в те места, где с августа 1941-го по ноябрь 1944 года проходила линия Карельского фронта и где сейчас работают те, кого людская молва окрестила «черными копателями».

Если бы автомобили умели говорить, то перед стартом экспедиции просевший под тяжестью поклажи Pathfinder выдал бы такое, что можно повторить только в мужской компании. Четыре канистры с топливом, набитые теплыми вещами рюкзаки, палатка, газовый баллон, лопаты, двадцатиметровый металлический трос, огромный реечный домкрат, три тяжеленные коробки с продуктами… Чтобы запихнуть это хозяйство в багажное отделение Следопыта, пришлось демонтировать сиденья третьего ряда (они «съедают» значительный запас пространства по высоте, да и весят немало) и сложить крайнюю секцию спинки заднего «дивана». Дождевой тент и прочую мелочь впихивали через открывающуюся «форточку» задней двери — исключительно удобная лазейка! Если на каком-нибудь пикете нас попросят показать содержимое багажника, то любопытного сотрудника ДПС просто завалит негабаритной поклажей.

Внимания со стороны правоохранительных органов нам хотелось избежать и по более веской причине. Район, в который мы направлялись, находится совсем близко от государственной границы и является территорией, где ведется постоянный надзор за любой поисковой деятельностью. Что это за район? Разверните карту Карелии, найдите на ней железнодорожную станцию Лоухи и отсчитайте 200 км на северо-запад. Сосновый, Кестеньга, Топозеро — во время Великой Отечественной войны озерный рай Северной Карелии был адом, в огне которого сгорели десятки тысяч людей. Для поисковиков, коллекционеров военной геральдики и следопытов всех цветов и мастей этот район — подлинный заповедник: на узких перешейках среди лесных болот по сей день остаются «нафаршированные» металлом места, которых вообще не касалась лопата военных копателей. О карельских военных трофеях ходят легенды. В песчаной почве возвышенностей и лишенной кислорода болотной воде остается целехонькой даже газетная бумага, а отдельные образцы оружия можно легко привести в боевое состояние сразу после извлечения из земли. На местах длительной дислокации войск частенько попадается и тыловая «бытовуха» — фарфоровая посуда, остатки содержимого вещевых складов и даже нетронутое продовольствие. Удивляться нечему: из всех фронтов, действовавших в годы Великой Отечественной войны на территории СССР, Карельский держался дольше всех, с августа 1941-го по ноябрь 1944 года. Причем именно на его участке оставалось единственное место, где войска вермахта так и не смогли пересечь границу Советского Союза, — это горный массив Муста-Тунтури.

Главный недостаток нашего экспедиционного автомобиля — приметность. В карельских поселках Nissan Pathfinder здорово контрастировал с окружающим пейзажем

Две тысячи километров за рулем груженного «по уши» Следопыта были похожи на езду по Дороге жизни: нежное «поглаживание» педали газа, плавные торможения, неторопливый разгон — и никаких обгонов! Правый глаз смотрит на дорогу, левый «сверлит» дисплей с цифрами среднего расхода топлива. А что делать? С качественным топливом в Северной Карелии дела обстоят неважно, и если верить местным жителям, то в глухих местах в бак можно залить такое, что на эвакуаторе придется добираться аж до самого Питера. На мурманской трассе «прожорливость» четырехлитрового бензинового двигателя, работающего в паре с «автоматом», удалось поддерживать на отметке 12,8 л/100 км — рискнем предположить, что так экономично на этом автомобиле до нас не ездил никто.

Сутки за рулем «раскидали» на двоих. Далеко позади остались Петрозаводск и Кемь, и на посту ГИБДД у городка Лоухи мы сворачиваем на запад. Примечательное место. Говорят, что взятый в плен пилот немецкого бомбардировщика гордо заявил на допросе, что за время войны бомбил три «Л»: Лондон, Ленинград и Лоухи — узловую станцию Кировской железной дороги, которую войска вермахта пытались захватить или разрушить любой ценой. Дело в том, что для Советского Союза северный «железный путь» был единственной артерией, связывавшей Центр с портами Мурманска и Архангельска, через которые шли грузы от союзников по антигитлеровской коалиции (помните книгу и фильм «Конвой PQ-17»?) и осуществлялись поставки продовольствия в блокадный Ленинград. Не захватили и не разрушили — даже несмотря на помощь финских подразделений и норвежских добровольцев, воевавших на Карельском фронте в частях СС. Еще в июне 1941 года во время одной из атак частей Красной Армии интернациональные эсэсовские подразделения бросили в панике свои позиции, а летом 1944 года во время штурма сопок Капролат и Хассельман под Кестеньгой бойцы 205-й стрелковой Полярной дивизии ценой страшных потерь уничтожили норвежский добровольческий батальон горнострелковой дивизии СС Норд. Об этом здесь знают и помнят все. Не забывают и «там»: в карельском поселке Коккосалма правительство Финляндии установило стелу в память о своих соотечественниках, воевавших на стороне вермахта и погибших в районе Кестеньги. Спору нет, воспоминания о войне, прошедшие через «фильтр» трех поколений, утратили свою остроту. Многое переосмыслено и переоценено. Да и восьмидесятилетние ветераны уже без ненависти смотрят в глаза своим бывшим врагам. Но вид таких памятников почему-то все равно вызывает чувство протеста.

Забираться на автомобиле в дебри карельских болот и слишком глубоко «копать войну» мы не собирались (несанкционированные раскопки в этих краях, мягко говоря, не поощряются), но на борту нашей машины имелось кое-какое специальное оборудование: два профессиональных американских металлодетектора White’s (эти приборы позволяют обнаруживать под землей как черные, так и цветные металлы) и навигационный приемник Garmin GPSmap 276C с электронной картой Карелии. Спутниковая навигация в этих краях незаменима, а наш приемник умеет не только отображать векторные (масштабируемые) карты, но и позволяет работать с путевыми точками (помечать, рассчитывать расстояние и т.д.), записывать треки (электронные следы) и выполнять роль компаса. Правда, американская электронная картография не радует качественной русификацией (названия географических объектов даны латиницей), но в некоторых районах отображает дороги, которых нет даже в более подробных бумажных атласах.

Сто километров на запад от поселка Сосновый мы преодолели за три с половиной часа — на отдельных участках дорожное покрытие (точнее, его отсутствие) вынуждало ехать с черепашьей скоростью. Заезжаем в лес, разбиваем лагерь и, придя в себя, осматриваемся по сторонам. Два часа ночи, луны не видно, но светло так, что фотографировать можно без вспышки. Питерские белые ночи по сравнению с карельскими — просто кромешная тьма! Жути нагоняла зловещая тишина и полное безветрие — деревья на берегу прозрачного лесного озера выглядели как нарисованные.

— Здесь многие копают, — говорит наш проводник Андрей, — не только я. Я вот уже учеников воспитал. Но есть принципы. Могилы, например, мы не трогаем никогда.

Часовую лекцию об особенностях ведения боевых действий в Карелии, характеристиках стрелкового оружия, номерах воинских частей и тактических нюансах боев мы слушали раскрыв рот. Андрей говорит, что были у него и проблемы с «органами». Ловили. Но лес все равно манит. Необычный он какой-то…

— Мужики, вы тут поосторожнее с ночными прогулками, особенно в туман. Я как-то отошел от костра метров на пятьдесят, а обратно к лагерю вышел только под утро. Ребята меня уже похоронили…

Делая этот снимок (правое фото), мы встали на то же самое место, с которого 60 лет назад перекресток дорог в районе Кестеньги сфотографировал безымянный немецкий фотограф (фото слева)

Потом был рассказ о необъяснимых галлюцинациях, о лежащих на дне озер сокровищах и фантастических находках. Вообще, если всерьез воспринимать то, что рассказывают о болотах Северной Карелии, можно подвинуться рассудком. Здесь, например, периодически видят НЛО, причем в 1980 году о «контакте» с пришельцами было проинформировано даже местное отделение КГБ. Бойцы поисковых отрядов рассказывают журналистам районных газет о найденных шпагах, которые, дескать, использовались высшими чинами СС при проведении особых мистических ритуалов… Периодически говорят об аномальных геологических разломах и следах засекреченной организации Anenerbe («Наследие предков»), действовавшей под эгидой СС и занимавшейся исследованиями в области паранормальных явлений. Бред? Но здесь действительно находят медальоны с руническими символами. А если активность эсэсовцев из Anenerbe вплести в канву секретных северных исследований академика Барченко (Александра Барченко, расстрелянного в 1938 году, историки называют носителем Великой тайны древних цивилизаций — его работы по хиромантии, телепатии и парапсихологии до сих пор хранятся в архивах НКВД), то… В общем, жутковато здесь. А у нашей машины вдруг спустило заднее левое колесо, а кожаные сиденья никак не хотели раскладываться в горизонтальную «лежанку»...

Утренний выход в лес вызвал новую бурю эмоций. По сравнению с «перепаханными» местами боев в средней полосе России Карелия — это terra incognita! Отойдя от лагеря на километр, мы обнаружили четыре нетронутых блиндажа, гору немецких противогазов, обломки боевой техники и разрушенный тыловой склад, вокруг которого валялось несколько десятков походных печек и угольных кофейников. Железо ржавое, но сохранность с учетом прошедших шестидесяти лет очень приличная. Бывший военно-транспортный аэродром недалеко от озера Калладиярви до сих пор находится в таком состоянии, что мы не смогли отказать себе в удовольствии поноситься по его взлетно-посадочной полосе на своем автомобиле. Широко, просторно, безопасно — хоть сейчас сажай самолеты! На заболоченном берегу угадываются следы деревянного пирса, из почерневших стволов деревьев торчат изоляторы линии электропередачи, в воде лежит двигатель от бензогенератора — основательность, с которой немецкие части располагались во фронтовом тылу, впечатляет. Вот останки смотровой эстакады для автомобилей, смятые канистры, болты, гайки, скобы — здесь, судя по всему, стоял автобат. Еще пятьсот метров вглубь… Мираж? Нет, это кузов военной машины Kuebelwagen. Поодаль — остов легкового Студебеккера. Сотрудники музея Авторевю вытащили бы такие раритеты на руках!

Впрочем, желающих «почистить» карельский лес на предмет ликвидного «железа» и без нас становится все больше. У каждого из залетных следопытов свой интерес, свои цели и методы поиска. Одних интересует оружие (оригинальные, но дезактивированные, то есть непригодные для боевого использования, «стволы» чрезвычайно высоко ценятся среди коллекционеров), других — геральдика, третьих — снаряжение, а четвертые «метут» все подряд, надеясь «отбить» затраты на поездку, продавая находки любителям военной старины. Делить этих людей на «красных» и «черных», благородных и циничных, непросто.

С поисковиками из Петрозаводска мы познакомились на второй день лесных приключений. Исцарапанные руки, рваный выцветший камуфляж, машина — без слез не взглянешь. Но когда из багажника достается новейший металлоискатель (цена таких приборов иногда превышает $2000) и любимая титановая лопата, угрюмый дядька превращается в светящегося охотника. Слушать таких людей можно часами — военно-исторические знания «продвинутых» поисковиков тянут на честную кандидатскую диссертацию. Они разбираются в тактике боевых действий, великолепно ориентируются на местности, по памяти цитируют архивные документы и на глаз идентифицируют любую найденную в лесу железку:

— Ты хоть знаешь, что ты сейчас выбросил? Это же половинка военного котелка!

Чтобы стать обладателем действительно ценной находки, требуется не столько суперсовременный поисковый прибор, сколько чутье следопыта. В этом мы убедились, когда из тщательно обследованной металлодетектором ямы Андрей движением фокусника вытащил целехонький фарфоровый бокал с немецкой символикой на донышке… Но и мы не оплошали: на третий день лесных приключений в полукилометре от старой грунтовки «взвизгнувший» металлодетектор обнаружил большую «аномалию». Это был сожженный вещевой склад. Окопав его по периметру, мы вытащили из-под земли пару сотен металлических застежек для ремней, несметное количество сапожных набоек, стопку обуглившихся плащ-палаток и около двадцати килограммов шипов для немецких горнострелковых ботинок.

Увлекательное занятие. Но крайне «скользкое» с правовой точки зрения (получить официальное разрешение на поисковую деятельность практически невозможно), небезопасное и не терпящее дилетантского подхода. А еще нужна крепкая нервная система.

— Видишь прямоугольное углубление? Похоже на стрелковую ячейку. Если здесь находился прикрывающий пулеметчик, то метров через сто вдоль директрисы наверняка лежат и наши, и немцы. «Прозвонив» участок болота металлодетектором, вскрываем лопатой дерн. Ноги подкашиваются не оттого, что видишь Смерть, а от осознания ее масштабов — на сотни метров вокруг болотный ковер скрывает точно такую же страшную картину. Никто не забыт, ничто не забыто? Истинную цену этому лозунгу знают, пожалуй, только участники Вахты Памяти, которые перезахоранивают найденные останки и все еще пытаются восстановить имена погибших — по случайно обнаруженным документам, надписям на ремнях, самодельным «смертникам»... Увы, удается это нечасто. Прежде всего из-за непродуманной системы личных опознавательных знаков. В солдатском медальоне, поступившем в войска Красной Армии в 1941 году, военнослужащие были обязаны хранить два бумажных бланка с личными данными. В случае гибели бойца похоронная команда должна была найти в карманах или на шее погибшего медальон, открыть его, извлечь один экземпляр бланка, снова завинтить крышку и положить футляр обратно в карман. Но в боевой обстановке, особенно на передовой, это правило соблюдали не всегда: солдатские медальоны просто изымались, и захоронения получались безымянными. Кстати, «смертельная метка», которая использовалась в войсках вермахта, представляла собой овальный жетон с дублированными надписями и продольной перфорацией. При захоронении военнослужащего он разламывался пополам: одна часть оставлялась при погибшем, а вторая забиралась представителем военной канцелярии. Таким образом, если найдена половинка жетона, это значит, что военнослужащий уже числится в списках боевых потерь. Целый медальон говорит о том, что обнаружены останки пропавшего без вести.

Фронт. Тыл. Наши, немцы. Хлюпающие болота, поросшие лесом холмы и разбитые грунтовки. От бесконечных переездов и светлых ночей теряется ощущение реальности. В бак Ниссана вылита последняя канистра бензина, и, «шлифуя» раскисшую колею, он вывозит нас из карельских лесов. Басовито урчит двигателем, отплевывается грязью, стрекочет электронными имитаторами блокировок, кое-где садится на «брюхо» и тащит на буксире сломавшийся автомобиль петрозаводских поисковиков. Но взятый из Москвы эвакуационный домкрат нам не потребовался. Посторонняя помощь — тоже. Nissan Pathfinder порадовал ездовым комфортом: хорошую шумоизоляцию, плавность хода и способность поддерживать высокую среднюю скорость особенно ценишь при бросках на дальние расстояния. Эх, убрать бы с сидений модную «свинину», заменить прожорливый бензиновый мотор на экономичный дизель, а «автомат» — на старую добрую «механику». Вот это был бы Следопыт!

Долго находиться в атмосфере войны непросто. Даже имея опытного проводника, полный комплект снаряжения, комфортабельный внедорожник и запас топлива. Избавившись от опасных находок (упаси боже попасться на выездном посту с «рвачкой» или «стволом»!), мы сложили в багажник промокшее снаряжение, попрощались с петрозаводскими мужиками и, отъехав пару километров от места последней стоянки, стерли из электронных мозгов GPS-навигатора следы своего недельного пребывания в карельских лесах. Этот маршрут останется только в нашей памяти. А любопытным туристам в этих местах, пожалуй, делать нечего.


Аномалии Духовой горы

Псковские сталкеры изучают аномальные зоны, чтобы попасть в параллельные миры

По мнению авторитетных уфологов, на территории Северо-Запада существуют две официально признанные аномальные зоны. Первая расположена в районе Мясного Бора Новгородской области, а вторая – в Никандровой пустыни Порховского района.

И та, и другая характеризуется тем, что время от времени там появляются так называемые хрономиражи. Что это такое? Ответить на этот вопрос крайне трудно. Тем более, что свидетельства очевидцев очень противоречивы. Так в Никандровой пустыни очевидцы своими глазами видели тени давно ушедших из жизни монахов. Но есть ли такие же зоны еще?

Журналисты «Курьера» не без основания относят к ним знаменитый Рдейский монастырь, который находится среди непроходимых болот на стыке Псков-ской и Новгородской областей. В этом году туда снова ожидается экспедиция.

Как оказалось, само по себе это место не единственное, что с успехом доказали уже псков-ские сталкеры. Так, Виктор БОБРОВ, президент псковской общественной организации «Мир», которая занимается исследованием аномальных явлений на территории области, считает, что в этот своеобразный список можно внести и Духову гору, что расположена в Опочецком районе. Не так давно там побывала экспедиция псковских сталкеров, и после возвращения оттуда они многое рассказали корреспонденту «Курьера».

Но сначала о том, что мы знаем об этом уникальном природном явлении. Сама Духова гора представляет из себя некое возвышение (порядка 300 метров над уровнем моря), на вершине которого находится старинная часовня. Местные жители уверяют, что, постояв в ней, можно так зарядиться положительной энергией, что человек чувствует себя так, будто он вышел из парной, а можно и наоборот – ощутить сильнейший упадок сил. Кроме этого, среди населения окрестных деревень до сих пор жива легенда о том, что Духова гора может мстить людям за непочтительное к ней отношение.

– Во время поездки нам показали могилы двух братьев, – рассказал позднее Виктор Федорович, – которые при жизни изрядно баловались вином. Напившись, они палили из ружья в строну аномальной зоны. Местные жители потом уверяли, что гора им за это и отомстила самым страшным образом.

В это можно не верить, но факт остается фактом: буквально за полгода Духова гора свела обоих стрелков в могилу.

– Конечно, многое зависит еще и от нравственной природы человека, – продолжал пояснения В.Бобров. – Если ты приходишь туда с чистыми помыслами, то получишь помощь, а порой и исцеление от болезней, но если со злым сердцем, то можешь быть наказан.

Когда экспедиция оказалась на месте, то специальными рамками были проведены замеры, и выяснилось, что на вершине горы существуют как бы в параллельном режиме два энергетических потока: один восходящий, а другой нисходящий. Причем настолько сильные, что рамки буквально развернуло на 180 градусов. Какова их природа? Об этом можно только догадываться. Хотя наш собеседник уверяет, что в данном случае мы имеем дело с так называемым инфразвуковым излучением, которое, вступая в резонансное состояние с организмом человека, оказывает на него определенное влияние. Как следствие, может развиться неосознанное чувство ужаса.

Кстати, приблизительно с этим же сталкиваются люди, которые попадают в Бермудский треугольник. Немотивированный страх не раз приводил к тому, что экипаж судна спешно покидал его. Когда же корабль находили, то удивлялись, что порой в кубриках находили еще не остывший кофе. По всей видимости, Духова гора имеет аналогичные свойства. Почему? Как сказал классик, «тайна сия великая есть».

Не обошлось в этой поездке и без приключений. Например, при въезде в Опочку автобус с экспедицией был остановлен милиционером, и шофер за какую-то дорожную провинность был оштрафован на 200 рублей. А по возвращении внешне исправная машина неожиданно сломалась в центре города. Чтобы стронуться с места, потребовалось даже помощь аварийки. Связно ли это было с силами влияния Духовой горы? Трудно сказать, но сам Бобров убежден: просто так ничего не бывает.

В этой связи достаточно вспомнить рассказы следопытов, которые работали в районе поселка Мясной Бор, где в 1942 году в результате неудачно спланированной операции по прорыву блокады Ленинграда полегла 2-я Ударная армия. Не вдаваясь в подробности, скажу лишь то, что большая часть одного из отрядов (экспедиции 1996 и 97 гг., в которых довелось участвовать и автору этих строк) пережила глубокое нервное потрясение, и люди до сих пор без ужаса не могут вспоминать те события.

Газета "Курьеръ" (Псков) 6(172) от 08-02-2006 Дм. Дымов


Деньги на костях

Правда, что «чёрные копатели» продают родственникам останки погибших немецких солдат? В. Макарова, Чернышковский район

Действительно, нередки случаи, когда «следопыты», найдя останки немецких солдат, пытаются отыскать родственников павшего бойца. Дело в том, что у немецких солдат во время войны действовала система персонального учёта. Все данные о них отражались на алюминиевых или стальных жетонах, которые хорошо сохраняются в земле. Если солдат погибал, жетон делили на две половинки, одну из которых хоронили вместе с павшим, а другую отправляли на родину с указанием места захоронения, и по ней родственникам погибшего начисляли пенсию. Если «чёрный копатель» находит целый жетон — значит, солдат числится пропавшим без вести. Через интернет делается запрос в Германию, после чего нередко находятся дети и внуки погибшего немца, готовые выложить кругленькую сумму за информацию о погибшем предке.

Привлечь «следопытов» к ответственности получается крайне редко. «Продавать останки погибших родственникам — это аморально, но ненаказуемо, — пояснил начальник отделения по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, майор Валерий Куликов. — Зоны, в которых «чёрные копатели» ведут свою деятельность, не признаны мемориальными или историческими, и обнаружение там останков не подпадает под уголовную ответственность». Максимум, что грозит «копателям», — ст. 244 УК РФ, «надругательство над телами умерших и местами захоронения».

Что касается цен, то, как сообщил неофициальный источник «АиФ»-НП», единого «прайса» в этой сфере нет. Но стоимость останков начинает оцениваться от 3 тысяч евро. Родственники погибших не жалеют денег.

АиФ Нижнее Поволжье http://np.aif.ru/issues/646/01_02 (11 октября 2006 г.)


Дух красноармейца пугает студентов ВолГУ

...

Лысую гору существа из потустороннего мира облюбовали давно. И уже не одно поколение студентов ВолГУ рассказывает истории о встречах с красноармейцем. Как известно, в районе Лысой горы во время Отечественной войны шли ожесточенные кровопролитные бои. При строительстве общаги университета останки солдат потревожили. С тех пор студенты, возвращающиеся из университета домой, порой сталкиваются с молодым человеком в военной форме. У кого-то он просит сигарету, на кого-то страшно ругается.

- Он ничего нам не сказал, - рассказывают о своей встрече с призраком студенты Игорь Воронин и Сергей Приходько. - Дело было зимой, мы спускались к остановке вниз, неожиданно навстречу нам идет человек в гимнастерке с перевязанной рукой. Он поравнялся с фонарем, и мы остолбенели, через него просвечивает дорога, видны едущие машины. Он показал на раненую руку, немного постоял, посмотрел грустным взглядом и как-то резко исчез.

...

http://volgograd.kp.ru/2006/10/31/doc145196/ (31 октября 2006 г.)


16 ноября 2006г. www.trud.ru
"ТИГРЫ" Т-IV ;-) за миллион или "превед" нашей журналистике


18 апреля 2007г. Украина УРА-Информ.Донбасс
Сеятели костей


Легенды Мясного Бора. Хрономираж • ТОМСКИЙ ВЕСТНИК №91 18 Мая 2007

В обиходе ученых есть термин - военные аномалии.

Еще древние заметили, что на местах великих сражений, где пролилось много человеческой крови, порой случаются странные вещи. Иные очевидцы утверждали, что видели в небе над полем битвы беззвучную картину сражения, случившегося сотни лет назад. Другие божились, что своими ушами слышали гром пушек, звон сабель, крики раненых и ржание лошадей в пустынном ночном поле где-то под Лейпцигом. Свидетельств аномальных "военных " явлений так много, что все описанные случаи невозможно объяснить нарушенной психикой очевидцев, редкими атмосферными явлениями и обманом слуха и зрения на почве обильных возлияний во славу Бахуса…

Из атаки не возвращался ни один человек

Есть в Новгородской области деревня со странным названием Мясной Бор. В 1942 году в окрестных лесах практически полностью полегла 2-я ударная армия печально известного генерала Власова. Как вспоминают старожилы, здесь было столько трупов красноармейцев, что не хватало места, чтобы всех похоронить. Только в окрестностях Мясного Бора на сегодняшний день найдено 11 тысяч останков солдат. А вообще, по некоторым оценкам, в болотистых лесах Новгородчины и сейчас еще не упокоены останки около полумиллиона бойцов! Неудивительно, что вот уже полвека о лесе близ этой деревни ходят легенды. Многие, кому удалось побывать в этих местах, видели призраки солдат, другие вообще каким-то мистическим образом на несколько секунд оказывались в прошлом, в центре боев. Больше всего от призраков «достается» поисковым отрядам, которые регулярно ведут раскопки в этих зловещих лесах. Есть тут еще совсем уже гиблое местечко, которое так и называется - "Долина смерти". Здесь части окруженной армии Власова несколько раз пытались прорвать кольцо, но безуспешно. Немцы так тщательно пристреляли это место минометами, что из атаки не возвращался ни один человек.

Долина Смерти

- Само название «Мясной Бор» уже предвещало беду, - рассказала уроженка здешних мест Валентина Макарова. - Так деревня называется с незапамятных времен. Раньше, еще в начале прошлого века, здесь находилась крупная мясобойня. И деревня, стало быть, называлась не Мясной Бор, а Мясной Бой. Уже тогда эти места почему-то пользовались дурной славой. И жил в этой деревне один юродивый старичок. Он часто повторял, что скоро здесь будет настоящая бойня: мол, это место требует человеческих душ и крови. Когда началась война, мне было тогда 10 лет. Так получилось, что в родные места я вернулась только в 45-м. Когда подходила к родному Мясному Бору, меня начала охватывать беспричинная паника, по спине пополз противный холодок. Шла как в тумане. А когда какой-то дурман развеялся, увидела, что стою посреди улицы, где жила до войны. Все дома разрушены. И кругом просто горы трупов. Словно неведомая сила привела меня сюда, потому что сама бы я не решилась дойти до своей улицы в этом ужасном месте. После этого мне стал иногда сниться черно-белый сон: наш добрый Мясной Бор превращается в большой черный рот, который поедает людей. А еще я несколько раз пыталась отсюда переехать, но всегда находились какие-то причины, и мне приходилось возвращаться обратно. Только вот сейчас меня увезла к себе дочь. Я постоянно хожу в церковь, заказываю молебен об усопших солдатах. И, по-моему, они меня наконец-то отпустили…

" А вот здесь я умер"

Только недавно в обиходе ученых появился новый научный термин - военные аномалии. И связано это именно с Мясным Бором. Слишком уж много людей, среди которых были и известные ученые, стали очевидцами странных и необъяснимых ничем явлений. Бывали случаи, когда члены поисковых отрядов слышали голоса, которые помогали найти место, где лежит тело конкретного солдата (с именем и фамилией). Именно здесь наиболее часто встречается такое явление, как "хрономираж". Это когда люди иногда видят события, которые произошли на этом месте в прошлом. Рассказывает поисковик отряда «Штурм» экспедиции «Долина» Андрей Морозов:

- Я тогда только начинал вести раскопки. Однажды по глупости один под вечер пошел на место раскопок. Когда возвращался, уже ночь была. И вот иду я по дороге и вижу, что вокруг меня... 1942 год! Люди, окопы, машины, блиндажи, даже лес другой. До лагеря дошел нормально, но все равно страшно было. Или вот одна девушка вечером раскапывала бойца. И вдруг к ней мужчина в красноармейской форме подходит, останавливается и смотрит. Она внимания особого сразу не обратила - отрядов тут много стоит, многие парни в форме ходят. А он и говорит ей: «Ты, как его раскопаешь, вот здесь покопай, тут еще один лежит. И вон около той осины тоже. А вот здесь, под елкой, я умер!» Девчонка, конечно, падает без сознания. Потом, когда пришла в себя и все рассказала, пошли проверили это место - во всех местах, на которые указал этот мужик указал, нашли останки. И под елкой тоже бойца нашли. Среди костей - металлические пуговицы РККА со звездочками. Наш, значит, был красноармеец...

Лес, в котором птицы не живут

Многие замечали, что Мясной Бор по-своему общается с людьми. Кого-то он в себя впускает, а кого-то не хочет. Например, новгородский предприниматель Роман Новиков уже лет десять пытается открыть базу экстремального отдыха в Долине Смерти. Но каждый раз в последний момент выясняется, что не все в порядке с документами либо техника подводит. Он даже в лес ни разу не смог проехать: все время машина ломалась.

- Поисковики туда ходят на обычных гусеничных тягачах, на другом транспорте туда не проедешь, - говорит Новиков. - А у меня были закуплены импортные вездеходы. И все равно без толку. Один из них вообще утонул в болоте недалеко от деревни, остальные постоянно глохли. Это очень странный лес. Мне кажется, он живой. Я заметил, что даже птицы в этом месте гнезд не вьют...

"Аккуратней, братишка!"

Мимо Мясного Бора проходит трасса Москва - Санкт-Петербург. Аварии тут случаются не чаще, чем на других участках дороги. Но…

- Я частенько мотаюсь по этой трассе с грузом, - рассказывает питерский шофер Алексей Борисов. - Работа у нас, сами понимаете, не из легких - сутками за рулем. Вот и тут еду мимо Мясного часиков в восемь вечера, а я перед этим не спал почти трое суток. Все вроде бы нормально, но в сон так клонит... Сам не заметил, как заснул. Очнулся от громкой фразы: «Эй, аккуратнее, братишка!» И вроде как по плечу кто-то стучит. Глаза открываю - никого. Смотрю: а машина по обочине уже едет. Вырулил и - по тормозам. Остановился, вышел, осмотрелся: вокруг ни души, и только метрах в пятидесяти позади заметил памятник погибшим в Мясном Бору. Если бы не голос, точно в него врезался бы…

Ходят слухи, что именно духи погибших солдат не допустили строительства скоростной железнодорожной магистрали Москва - Санкт-Петербург, которая должна была проходить через Долину Смерти. Красноармейцы каждый день снились руководителю проекта и даже его спонсорам. Пришлось отложить строительство на неопределенный срок. Верится с трудом, но ведь действительно не строят.

Виктор Дерябин.

Призрачный пулеметчик

Энтузиасты, занимающиеся поиском и перезахоронением погибших солдат, - люди, как правило, с воображением. Всевозможных баек в их среде бродит множество, и сколько там правды, а сколько выдумки - понять невозможно. Однако слушать этих чудаков интересно…

...В начале 90-х это была довольно известная поисковая сказка. Недалеко от села Сычевки, что под Ржевом, есть мертвая деревня, ранее именовавшаяся Постом. Фронт в тех краях катался основательно, как известно. В боях под Ржевом погибло около миллиона советских солдат. От местных, якобы, было известно, что в доте на высотке на краю деревни немцы при отступлении оставили пулеметчика. Как правило, штрафника-смертника приковывали к пулемету и оставляли вдоволь патронов, чтобы солдат кровью искупил свою вину перед "тысячелетним рейхом". Поисковики сказывали, что иногда в октябре, при убывающей луне, можно слышать, как в развалинах дота ругаются по-немецки, раздаются скрежет металла и отдаленные звуки выстрелов. Про отчетливую немецкую речь в этом месте говорили многие, а вот стрельбу не подтверждают, считая ее игрой воспаленного воображения.


Газета "Курьеръ" • (Псков) №25 (234) 20 июня 2007г.

Зона сталкера

На Псковщине есть места, попадая в которые время меняется с пространством местами: течёт с огромной скоростью или совсем останавливается...

Если сравнить топографические карты Псковской области (особенно довоенные), то невольно заметишь, что на месте ранее населённых деревень теперь значатся лишь урочища или вовсе отсутствуют какие-либо обозначения. Куда и как пропали некоторые из них? "КурьерЪ" провел собственное расследование, побывал в так называемой "зоне Сталкера".

Дети - рабы

Вокруг ещё существующей деревни Немоево в Островском районе раньше было около десятка жилых мест: Овечкино, Никулино, Белово, Житницы, Боровицы, с населением до ста человек в каждом. Люди тогда работали в колхозах "Боевик" и "Слава".

79-летняя Клавдия Николаевна Николаева, жительница Немоево, вместе со своей старшей сестрой Лидией Николаевной, как раз и сообщили нам некоторые подробности, которые помогли выйти на след исчезнувших деревень.

- Родилась я, сынок, в Никулино, - делится с "Курьером" Клавдия Николаевна, - потом жила в Овечкино. Нас ведь в 1932 году, и старых и малых, сгоняли в колхоз поголовно. Так, с домами и переезжали в Овечкино. 40 домов там было. Это уже после войны, кто в Псков, кто в Остров уехал, а кто и умер. Так мы в Немоево и оказались. Теперь и здесь ни колхоза, ни работы. 10 человек на пять домов, все пенсионеры. Скоро и этой деревни не станет. Все в Кисели переберутся, там хоть и 8 домов, зато почта есть.

А Белово и Боровиц сразу после войны не стало. Гиблое это место. Когда немцы в 41-ом пришли, мы - детишки по 10-14 лет - ходили к ним на работы - копать бункеры. Они там свою линию обороны строили. Всё колючей проволокой затянули, без пропуска ни туда ни обратно не пройдёшь. В Боровицы немцы вообще отборный лес завозили, а деревенских заставляли возле домов выкапывать 3-х метровый слой грунта, и туда опускали целые дома. Сверху всё засыпали землёй. Также и свежие срубы закапывали, хоть живи. А ещё бункеры бетоном заливали, только раствор-то у них свой был, такой крепкий. Поди и сейчас там все стоит.

Минное поле

- Когда наши в 1944 году фашистов выбили, то в Боровицах никто и не жил, - присоединяется к разговору Лидия Николаевна. - Страшно было. Столько мин и снарядов осталось, что не сосчитать. Мы после войны в те места ходили собирать косточки наших убитых солдат, чтобы в могилы складывать. Наряд выпишут, мешок дадут и вперёд. На таблички немецкие с надписью "мины" почти и внимания не обращали. Уж очень есть хотелось. А то мы больше траву да мох рвали, родители их варили, тем и питались.

Году где-то в 46-ом, пошли как-то раз за малиной к Боровицам, а там в одном месте на колючей проволоке убитые наши солдаты в белых халатах висят, а из валенок огромные крысы высовываются. С перепугу не помнили, как до дому добрались. И больше в те места ни ногой. Да и вообще жутко там очень. Не помнишь, откуда пришёл, и где твой дом находится…

На уговоры показать, где ходили подростки, сёстры тут же открестились: "Свят-свят, с тобой!". Только руками замахали, указав примерное направление.

Подземный бункер

Прилично поплутав по заросшему ельнику, "КурьерЪ" оказался-таки в том месте, где была зарыта в землю исчезнувшая с карт деревня Боровицы. Сразу отыскать бывшие дома и вкопанные бункеры было практически невозможно. Только старые усохшие яблони указывали на то, что на этом месте когда-то было человеческое жилье. Используя проверенный дедовский способ - две металлические рамки - с точностью до метра были обнаружены места неоднородности грунта и бывших построек.

Странное дело, но ещё на подходе к урочищу как-то сразу появилось ощущение другого измерения. В голове не осталось никаких мыслей. Будто робот, идёшь и просто фиксируешь взглядом детали местности. Два имевшихся мобильника почему-то стали показывать разное время и дату, уровень сети хотя и был максимальным, но дозвониться ни по одному номеру было невозможно.

Спустившись в один из вкопанных бункеров, с удивлением мы обнаружили крепкие деревянные полы, совсем не тронутые гнилью, только слегка потемневшие от времени. На земле кучками разбросаны предметы домашней утвари: дверные запоры, навесы, действующие (!) замки, лопаты, вилы, посуда... А ведь прошло уже более 60 лет!

По периметру бывшей деревни отчётливо просматривался противотанковый ров с линиями траншей. Каски, немецкие противогазные сумки хаотично валялись повсюду. Около деревьев удалось обнаружить и фрагменты человеческих останков. Словно вчера закончилась война. Чуть поодаль виднелись ряды просевшей колючей проволоки. В одном из обвалившихся окопов привлёк внимание блестящий предмет. Оказалось, это отлично сохранившаяся гильза большого калибра с надписью на немецком языке. Таковых мне раньше никогда не приходилось видеть…

Что-то не так

Ещё немного побродив по этому, в общем-то небольшому, участку обороны, неожиданно вышли на дорогу, по которой и пришли сюда. Казалось, прошло не более двух часов, на самом деле день уже клонился к закату. В гостях у Боровиц мы провели шесть(!) часов. Неожиданно один из нас не обнаружил термоса, оставленного на месте короткого привала. Решили быстренько вернуться и… на себе убедились, что такое феномен "зоны сталкера". Места как-будто знакомые, но ориентиры, по которым можно было найти место остановки, совершенно пропали из вида. Уже не было ни бункеров, ни колючки. Было все непонятно и немного страшно. С надеждой найти термос пришлось распрощаться. В сумерках вообще стало жутко, а новый неоновый фонарь почему-то не светил, хотя буквально в получасе ходьбы от зоны "залился" уже никому ненужным блеском.

Правы оказались сёстры Николаевы - "в том краю что-то не так".

Линия "Пантеры"

Спустя несколько дней Пётр Гринчук, директор Островского краеведческого музея, дал "Курьеру" консультацию по поводу фронтового места и неведомой нам гильзы.

- В районе бывших деревень Подосье, Белово, Боровицы, Подберёзовка во время Великой Отечественной войны проходила немецкая линия обороны "Пантера", - подчеркнул Пётр Михайлович. - Действительно, солдатами вермахта практиковался способ строительства оборонительных сооружений путём вкапывания в грунт срубов и домов. Такие укрепления очень трудно было взять сходу, поэтому на этом участке фронта наши войска понесли тяжелейшие потери. Только за одни сутки с 22-го по 23 июня 1944 года, в ходе одного наступательного боя в 305 стрелковом полку было убито 71 и ранено 137 человек.

Что же касается найденной гильзы, то она оказалась частью патрона, который использовался в немецкой армии в качестве 26-мм пистолетной противопехотной осколочной гранаты (Worfkopfer 326 LP). Представляете, фрицы палили гранатами в наших солдат прямо из обыкновенных ракетниц. Факт поистине для нас неизвестный (Хм, просто надо было в детстве больше читать!!! - А.Царьков).

Так, по горячим следам нам удалось найти ответы на простые вопросы, но разгадать феномен местности пока не удалось.

Нужна экспедиция

По словам псковских биоэнергетиков и специалистов по аномальным зонам, всё, что касается феномена загадочности этого места и неожиданных потерь во времени и пространстве, то подобные явления вполне объяснимы. Это связано с большим количеством отрицательной и положительной энергетики и находящимся в этом вздыбленном войной месте по прошествии 60 лет. Судя по всему, здесь еще осталось большое количество незахороненных человеческих останков, и что самое страшное, людские души так и не обрели покоя.

По всей вероятности, сюда должна быть направлена специальная экспедиция, состоящая из профессионалов. Но это уже вопрос к областным и районным властям. Готовы ли они раскрыть тайну островской "зоны сталкера"?

Остров - Боровицы Игорь Вознесенский

Довольно странный комментарий к этой статье от группы "Поиск" г.Остров


05 октября 2007г. utro.ru

Предприимчивые островитяне торгуют останками солдат Второй мировой

Скелеты американских, австралийских и японских солдат, погибших во время Второй мировой войны на острове Новая Гвинея, продаются на местном черном рынке по $20.000 за штуку.

В нескольких деревнях Северной провинции современной Папуа - Новая Гвинея с ноября 1942 по январь 1943 гг. шли ожесточенные бои союзных войск с японскими захватчиками, и 60 лет спустя местные жители превратили трагические воспоминания в прибыльный бизнес. За пакетами с костями стоимостью от двух до $24 (разрозненные останки стоят дешевле "полного комплекта"), в страну приезжают туристы из Японии, Австралии и Соединенных Штатов, дорожащие памятью о своих славных предках. По словам местных жителей, провезти ценный груз через границу им удается благодаря тому, что они сжигают кости после покупки.

http://www.utro.ru/news/2007/10/05/685196.shtml


Пока не похоронен последний солдат…

Вахта памяти и полевой сезон поисковиков в Тверской области уже завершились, но вести с этих полей доходят до сих пор. В частности, как сообщил руководитель регионального поискового движения «Подвиг» Сергей Титков, 3 ноября в Селижаровском районе состоится перезахоронение останков 60 советских бойцов. Эта акция пройдет в поселке Хотошино. Останки были обнаружены нынешним летом в ходе работы трех поисковых отрядов: тверского «Эдельвейса», удомельского «Рубежа» и осташковского «Поиска».

Селижаровский район вообще богат на находки. Осенью 1941 года здесь шли ожесточенные бои местного значения, в которых участвовали бойцы 179-й дивизии 22-й армии. Несмотря на скромную классификацию – «местного значения», – эти бои сыграли важную роль в Великой Отечественной вообще и в Ржевской битве в частности. Старожилы деревни Ивково вспоминают, что зимой 1942 года немцы активно рвались к Ржеву, но встретили серьезный отпор. Позиционная, окопная война затянулась на несколько месяцев – и это вместо обещанного блицкрига! Советские бойцы в буквальном смысле легли костьми, чтобы сорвать планы гитлеровского командования. Весной, когда растаял снег, местные жители стали собирать за околицей тела защитников и складывать их в картофельные бурты, как в братские могилы. Одну такую яму поисковики раскопали этим летом, но по подсчетам, основанным на архивных данных, в окрестностях Ивкова продолжают лежать в подобных захоронениях еще 300–400 солдат и офицеров.

В деревню-призрак превратилось почти сразу после войны село Княжее этого же района. Как рассказала руководитель Осташковского поискового отряда Елена Моисеева, дома местных жителей были буквально заполнены трупами от подпола до комнат, и их хозяева просто не смогли здесь больше оставаться. Но и сегодня в этих местах еще продолжают находить истлевшие останки защитников Отечества.

Не менее ужасающее зрелище представляла собой деревня Борутино Осташковского района, в боях за которую полег 943-й полк 257-й дивизии Четвертой ударной армии. Только в середине деревни, на центральной улице, были обнаружены тела 374 солдат да вокруг 13 братских захоронений…Сегодня в Борутине нет местных жителей, она вся выкуплена приезжими под дачи. Добротные особняки, кирпичные гаражи, причалы для яхт, и все это – на костях. «Не по-христиански это и даже не по-человечески», – считает поисковик со стажем Елена Моисеева. Но все попытки поднять останки и перезахоронить их с подобающими почестями разбиваются о равнодушие новых хозяев деревни и «железный» статус частной собственности. Впрочем, ходят слухи, что владельцы этой собственности подозрительно часто попадают в разные неприятные ситуации: один на машине разбился, у другого сгорела дача… Может, это напоминание о том, что счастья и благополучия на костях не построишь?

С поисковиками в ходе полевых сезонов порой происходят вещи, которые невозможно объяснить с точки зрения физики. Одному после очередной находки 48 останков приснился яркий и реалистичный сон, в котором он видел бой за деревню и сам в нем участвовал. Видел, как под шквальным минометным огнем падали рядом с ним совсем молодые солдаты, как жутко дымились их горящие тела. Видел капитана с разорванным горлом, который прохрипел в предсмертной агонии: «Видишь, мы все здесь полегли, один ты живой ходишь...» Поисковик видел этот впечатляющий сон трижды, с неизменным повторением всех деталей, после чего поехал в Центральный архив Минобороны в Подольске и начал искать там документальное подтверждение своим видениям. Когда понял, что во сне практически участвовал в исторической реконструкции боя, нервы у парня сдали, и он навсегда отошел от этой работы.

Наверное, всем нам стоит задуматься, что такой же промозглой сырой осенью 66 лет назад совсем молодые, необстрелянные, только что покинувшие родной кров ребята сотнями и тысячами гибли за то, чтобы сегодня жила, процветала, да и вообще существовала на карте Тверская область. Чтобы были свободны, счастливы и обеспечены те, кто придет после них. Чтобы хоть для кого-то наступило светлое будущее с мирным небом и сбывшимися мечтами… И вспомнить, что война не окончена, пока не похоронен последний солдат.

31-10-2007 Алена НИК http://tverlife.ru/_content.php?Id=1.2.61&artid=1784&parts=issue_ob


Издание «Мурманский Вестник» • N224 от 24 ноября 2007г.

"Голоса войны"

Все, что вы прочтете сейчас, сообщил мне нынешним летом во время историко-поисковой экспедиции на полуостров Рыбачий Михаил Орешета, руководитель областного Центра гражданского и патриотического воспитания молодежи. Специально представлять этого человека мурманчанам не надо. И только имя, безупречный авторитет Михаила Григорьевича в нашем крае - гарантия достоверности рассказанного и произошедшего. Больше подтвердить нечем. Но и промолчать нельзя...

Первая история произошла в моей жизни в 1978 году, - начинает рассказ Орешета.

- До этого мы искали отряд Александра Рудыкина уже года два. Была некоторая загадка. Рудыкин, известный разведчик на Северном флоте, воевал на полуострове Рыбачий. В марте 1943 года его группу послали в очередную разведку. Предстояло обнаружить штаб немецкого полка, который пропал. Ушел с одного места и нигде больше не обнаружил себя.

Рудыкину и его бойцам после высадки на берег с катеров повезло довольно быстро. Штаб они обнаружили за хребтом Муста-Тунтури. Можно было возвращаться, но внезапно разыгралась непогода и командир разведчиков решил воспользоваться этим, взять «языка». Легко отыскали замерзшего, бросившего от холода винтовку немца на посту у зенитной батареи. Без шума взяли его.

А дальше все решил случай. Немцы в расположении штаба обычно ходили по тропинкам, проложенным в снегу. Одного такого разведчики увидели, когда он спускался за кашей к полевой кухне. А не заметили того, как этот немец возвращался. Он же почему-то решил идти напрямую, через сопку и попал прямо на место, где лежал связанный «язык»...

Отряд был обнаружен. Начался бой. Окружение. Прорыв. Опять бой, окружение. И короткая передышка. Рудыкин и комиссар Чебанко собрали бойцов и честно сказали: все не выйдем, а разведданные надо обязательно доставить. Прорывающихся к катерам надо прикрыть. Чебанко произнес вслед за командиром: остаются коммунисты и комсомольцы...

Их было одиннадцать. Они приняли бой, а остальная часть группы сумела просочиться на берег...

Поначалу оставшимся снова повезло. Вырвались из окружения. Чтобы ввести противника в заблуждение, закрепили по склону свои полушубки. Но не помогло, разыгралась трагедия.

Погибли почти все. Через три дня вернувшиеся наши разведчики смогли подобрать живыми только комиссара Чебанко и одного краснофлотца.

Располагая этой информацией, - продолжает Михаил Орешета, - мы поставили задачу найти останки девяти погибших бойцов. Но точно не знали, куда перебазировался немецкий штаб. В архиве сохранилась только запись-почасовка примерного хода операции. Года три ходили мы по сопкам вслепую. Наконец решили сосредоточиться на поисках самого штаба, чтобы от его расположения попытаться восстановить картину событий. И повезло. Штаб сохранился в целости, не вскрытый «черными» копателями. Стояли минометы, пулеметы. Много бутылочной тары встретилось, даже несколько целых бутылок шнапса...

На следующий день искали отряд, но толку никакого. Сидим у костра вечером и перебираем в разговоре факты. Рядом прикорнул у огня Слава Солопов, ледокольщик из пароходства, которого взяли в поход впервые: откровенно говоря, тяжелый рюкзак таскать. Проснулся он в час или два ночи. Протер глаза спросонья и неожиданно произнес: там они лежат, в распадке за горой, озером... Мы ошалели не от сказанного, а от уверенности в его голосе...

Решили сразу же идти. Дорога оказалась тяжелой, непростой, пока вышли к расщелинке, мимо которой ходили раньше десятки раз. Прямо на поверхности земли лежала разбитая рация, фляжка, кружка, сгнившие полушубки и кости... Но бойцов было явно меньше девяти. И снова Солопов поднял нас с уверенностью в голосе. Метрах в трехстах обнаружили второе место гибели разведчиков... Мы были потрясены.

Он ничего не мог связно объяснить, лишь заметил, что голоса погибших звали его. Неожиданно вспомнил фамилию и имя одного бойца. Потом архивные документы подтвердили: наш проводник не ошибался, хотя знать имя никак не мог.

Другая история, - продолжает Михаил Орешета, - произошла в 1998 году. На Муста-Тунтури мы забросили смешанную группу молодых поисковиков из разных мест. Вернулись за ними через неделю и сразу почувствовали нервозную обстановку в лагере. На куске парусины были разложены останки человека, его ботинки, планшетка...

Совсем недавно нашла бойца девушка, впервые участвовавшая в поисковой экспедиции. Рассказ ее был коротким. Когда спускались с горы, она ненадолго присела отдохнуть. И вдруг за спиной раздался голос: «Иди ко мне». Обернувшись вокруг, девчонка никого не обнаружила. Но тут опять настойчиво прозвучали те же слова. Ей стало не по себе. Торопливо поднялась, начала спускаться вниз. И снова голос, настолько явственный, что можно было определить направление, откуда он шел, повторил: «Иди ко мне». Преодолев накативший страх, девушка двинулась на неведомый зов. В двух десятках метров ей встретились позеленевшие от времени кости...

Забыл имя, но хорошо помню ее - взволнованную, не способную отойти от потрясения. Мне показалось, что она смотрела на останки человека, как на новорожденное дитя, - заканчивает свой рассказ Михаил Григорьевич.

Мы молчим. И для нас очевидно только одно. Еще долго та, самая страшная война не будет отпускать нас.

Записал Владимир БЛИНОВ.


АиФ Северо-Запад • Псков N10 от 05 марта 2008г.

Поисковики со стажем — те, которые не один год занимаются раскопками на местах былых боев, утверждают: прошлое может само настигнуть нас. Корреспондент «АиФ-Псков» выслушал их аргументы.

Полундра!

— Несколько лет назад наш отряд выехал в Холмский район Новгородской области. Мы искали следы 2-й Ленинградской бригады морских пехотинцев, где воевал мой дед, — рассказывает Алексей Козырев, командир отряда «Поиск» из Новосокольников. — Разбили лагерь на берегу Ловати.Вечером, когда стемнело, неожиданно пал густой туман, из которого на лагерь пошли… моряки. Плотными рядами, как будто в штыковую атаку. При этом многие держали в зубах ленточки бескозырки.

Это были не люди, а некие силуэты, как бы сотканные из того же тумана. Но форма, оружие, которое они держали, — все было видно достаточно отчетливо. Прекратилось все так же неожиданно, как и началось. Мы долго еще сидели у костра остолбеневшие, не очень понимая, как ТАКОЕ могло произойти.

Но самое удивительное, по словам Козырева, произошло уже на следующий день.

— Мы заметили приблизительное место, где строй моряков как бы растворялся, раскопки начали именно там. Каково же было наше удивление, когда мы обнаружили останки 68 моряков!

Подсказки от сущностей

В среде тех, кто занимается исследованием аномальных явлений, сформировался вполне устойчивый термин: хрономираж. На Северо-Западе существует две совершенно четкие зоны, где наиболее часто встречаются эти миражи. Первая — это знаменитый Мясной бор (Новгородская область), а второе — Никандрова пустынь, которая находится примерно в 70 км от Пскова. До сих пор там происходят непонятные явления. По словам одного весьма уважаемого псковского журналиста, ему даже самому довелось видеть нечто.

— Сразу по приезде мы отправились на святой источник. Я немного отстал и неожиданно увидел около старой сосны фигуру в монашеском одеянии, которая как бы молилась. Я секунд 20 наблюдал. Потом фигура двинулась в сторону дерева и скрылась за ним. Я бросился туда, но там уже ничего не было.

Другую историю рассказал Алексей Козырев:

— Порой на местах, где ведутся раскопки, появляются странные люди (я бы их назвал так — сущности), которые могут подойти и, допустим, сказать: не там ищете, меня убили во-о-он под тем кустом. Скажет и как будто растворится. Начинаешь копать в указанном месте — сразу натыкаешься на останки.

По мнению его коллеги Андрея Забелина из великолукского отряда «Высота», именно эти странные явления в конечном итоге привели его в среду поисковиков:

— Когда я еще учился в школе, мы пошли в поход по местам боев. Так получилось, что я оказался на небольшой косе, которая уходила дальше, в трясину. Вдруг я неожиданно услышал звуки боя: выстрелы, рев орудий, крики солдат, идущих в атаку. Ошеломленный, я не мог сдвинуться с места. Все прекратилось так же внезапно, как и началось. Потом я рассказал одноклассникам о своих ощущениях, и многие признались, что с ними происходило нечто подобное.

Когда «бесится» компас

Петр Гринчук — директор Островского краеведческого музея — хорошо известен в среде поисковиков. Почти 20 лет подряд он выезжает со своими единомышленниками в район. Благодаря его поискам, военные экспозиции музея можно назвать лучшими в области. Когда речь заходит о явлениях аномальных, он сразу вспоминает о двух странных концентрических кругах:

— Мы приезжаем в тот район не первый раз, и все время они там, — Петр показывает снимок, сделанный в прошлом году: на фоне чуть выгоревшей травы два круга, выделяющихся более ярким цветом зелени. Поисковики произвели замеры. Диаметр самого большого составил почти 18 метров, а меньший — 16.

— Они явно не техногенного происхождения и расположены на косогоре, туда никакой трактор не проедет.

«Странное» в работе островских поисковиков встречается часто. Бывали случаи, когда ребята кружили на одном хорошо знакомом, месте. При этом непонятно вел себя компас: стрелка кружилась как угорелая.

Встречался с аналогичными явлениями и его коллега Алексей Козырев.

— Километрах в 3 от Новосокольников есть деревушка, где вообще происходят нелепые вещи. Мне еще моя бабушка рассказывала, что здесь когда-то было старинное языческое капище. Мальчишками мы находили там старинное оружие, другие непонятные предметы. Бывало и такое, что нас просто пугало. Например, когда неожиданно на снегу появлялись отпечатки босых женских ног, слышался смех. Уже потом, когда я занялся поисковой работой, хотел начать там раскопки, но бабушка мне запретила даже подходить к этому месту.

— Что там происходит, какую тайну оно хранит — мы не знаем. Но в одном я убежден абсолютно: все происходящее невозможно объяснить законами классической физики, а значит, точку ставить рано.
Сергей НЕКРАСОВ


«Комсомольская правда - Мурманск» • N55 от 15 марта 2008г.

«Комсомолка» расспросила мурманских поисковиков, случалась ли с ними какая-нибудь мистика.

- Тени погибших постоянно напоминают о себе, - как-то буднично, без смущения говорит известный мурманский поисковик Михаил Орешета. У руководителя Центра гражданского и патриотического воспитания молодежи Мурманской области -безупречный авторитет историка, который верит только фактам. В его словах трудно сомневаться.

- Каждый год в Мясном бору под Ленинградом, где шли страшные бои, собирались поисковики со всей страны. Там такие вещи постоянно происходили, - рассказывает Михаил Григорьевич. - Однажды на лес опустилась дымка. Поисковики грелись у костра, и вдруг из тумана, метрах в двадцати от них вышла группа изможденных, раненых бойцов. Увидевшие их ребята-поисковики (около 40 человек из Архангельска и Карелии) онемели. Тем временем один из бойцов подошел к нашему парню и попросил закурить, а затем скрылся с сигаретой и остальной группой солдат в дымке. А мы, сидевшие неподалеку у другого костра, ничего не заметили...

Следующий случай произошел, когда Михаил Орешета с группой единомышленников в 1978 году искал отряд Александра Рудыкина, пропавший без вести в районе хребта Муста-Тунтури. Но останки разведчиков никак не обнаруживались.

- Слава Солопов, который впервые пошел в поход, проснулся среди ночи и указал место, где лежат останки: мол, там, за горой, - Орешета. – Мы, вспоминает пошли туда, нашли кости и сгнившие полушубки. Затем Слава указал место гибели остальной части разведгруппы. Мы ошалели, а он сказал, что голоса павших звали его.

А 10 лет назад одна девушка из состава молодых поисковиков почти так же обнаружила останки красноармейца. Говорит, присела отдохнуть, а за спиной раздался голос: «Иди ко мне». Она хотела убежать, но голос настойчиво повторился. Девушка, преодолев страх, пошла на зов и наткнулась на кости.

- А как объяснить, что единственный выживший в бою у Муста-Тунтури солдат отряда капитана Юневича спустя 30 лет, вернувшись с нами на место сражения, смог определить, как звали каждого погибшего сослуживца, лишь по костям и черепам? - задается вопросом Михаил Орешета. - Александр Бакин (так его звали) не мог во время боя видеть, где, кто и как погиб.

А иногда с поисковиками, наслушавшимися у костра подобных историй, происходят анекдотические случаи. - Как-то работали на месте боя 82-го рестикентского погранотряда на 131-м километре трассы Мурманск - Лотта, - рассказывает Александр Ешану, руководитель военно-патриотического клуба «Поиск» города Полярные Зори. - Среди местных пограничников и дорожников ходили слухи, что в окрестностях кто-то ходит -душа какого-то погибшего бойца не может найти покой. Ну, мы все поверили. Однажды одолжили у рабочих лопату, а наутро она пропала. Естественно, все подозрения на призрака: мол, подбирает все, что плохо лежит. Но затем пришел рабочий и сказал, что это он забрал инструмент.
Сергей АНДРЕЕВ


ОсРадио Владикавказ 02 января 2010г.

Поисковик побывал на войне до своего рождения

Прошедший 2009 год ознаменовался несколькими событиями, что называется, выходящими за рамки обыденности. Корреспондент ОСЕТИНСКОГО РАДИО повествует об одном из таких артефактов.

В конце декабря председатель осетинской поисковой организации «Харон» Алан Татаров рассказал потрясающую историю из жизни своего отряда:

- У нас приключился удивительный случай совсем недавно - 21 декабря. Погода солнечная, мошкары, снега нет, ничего не мешает. После поисковых работ мы обязательно садимся у костра и выпиваем по 50 грамм, чтобы снять стресс. Труд тяжелый, в сырости и грязи, нужно немного согреться. И вот я смотрю, один наш парень Игорь, ему 23 года, впал в какой-то непонятный ступор. То говорил, смеялся, а то вдруг окаменел. Глаза открыты и неподвижны, то ляжет резко, то сядет, как кукла. Мы испугались, привезли его в Эльхотовскую больницу. У него уже было шоковое состояние, окоченение. Каталепсия - одеревенение членов! Бормочет несвязное в бреду. Думали, надо вызывать родителей, парень умирает. Врачи приехали, начали его колоть обезболивающими. Он успокоился и заснул. Я остался сидеть рядом - мало ли что? В шесть часов утра просыпается в холодном поту. Смотрит на меня ошалелыми глазами, не помнит, что с ним было. Потрясенный Игорь рассказал о своих видениях: «Мы сидели у костра, потом пошли спать в палатку, и мне приснился сон. Я видел всё, как на яву. Я поднялся на хребет, потому что ближе к поселению всё перекопано местными. Я помнил ячейки, точки, которые мы отметили. И на самом хребте я вижу трех красноармейцев. Один сидит на корточках, двое стоят, прикуривают. И тут прилетает снаряд и попадает прямо в них! И все трое погибли». Игорь помнил всё до мелочей. Искать с помощью детектера здесь невозможно - кругом осколки, в ушах стоит постоянный звон. Игорь показал точно место, которое увидел в горячечном сне. Мы начали копать и сразу наткнулись на кости. На макушке горы мы обнаружили останки трех наших солдат. Позже Игорь мне рассказал, что его дед воевал как раз в районе Эльхотово.

- То есть у вашего поисковика включилась генетическая память, и он получил послание от своего предка с того света?

- Получается так.

Наши поисковики копают, в основном, на местах сражений в 1942 году. Это Эльхотовские ворота, где были наиболее ожесточенные бои с фашистами на территории Северной Осетии. Немцы дошли практически до Владикавказа - поле деятельности большое. За семь лет существования организации «Харон» поисковики обнаружили 2 тысячи останков - красноармейцев и солдат вермахта. Опознано около пятидесяти бойцов Красной Армии.
Людмила Торчинова


ТРК «Моя Удмуртия» 27 сентября 2010г.

Поисковики Удмуртии во время экспедиций сталкиваются с явлениями, которые не поддаются научным объяснениям. Иногда какие-то мистические силы помогают находить останки солдат погибших в годы войны, а также именные вещи и предсмертные записки. Член республиканского общественного объединения «Долг» Анна Ившина не верит в мистику, но, тем не менее, считает, что некоторые места раскопок обладают сильной энергией. Те, кто там находятся, порой чувствуют головную боль и слабость, которая проходит только при удачной находке, например, хорошо сохранившегося солдатского медальона: «Словно души погибших солдат о чем-то просят, и эти просьбы сказываются на самочувствии людей». Поисковики считают, что такие явления не прекратятся до тех пор, пока не будут захоронены останки всех пропавших без вести солдат.


Продолжение следует...

Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
ИскателЬ © 1988-2016

Rambler's Top100 TopList