Яндекс цитирования TopList

ФЕЛИКС ДЗЕРЖИНСКИЙ - Доклад на общегородском собрании Московского партактива и работников НКВД 20 июля 1936 г., посвященный десятой годовщине смерти Ф.Э.Дзержинского

ФЕЛИКС ДЗЕРЖИНСКИЙ - Доклад на общегородском собрании Московского партактива и работников НКВД 20 июля 1936 г., посвященный десятой годовщине смерти Ф.Э.Дзержинского

А.И.МИКОЯН

ФЕЛИКС ДЗЕРЖИНСКИЙ

Доклад на общегородском собрании
Московского партактива и работников
НКВД 20 июля 1936 г.,
посвященный десятой годовщине
смерти Ф.Э.Дзержинского

ПАРТИЗДАТ ЦК ВКП(б) 1937

ТОВАРИЩИ СТАЛИН И ДЗЕРЖИНСКИЙ 1924-1925 гг.
ТОВАРИЩИ СТАЛИН И ДЗЕРЖИНСКИЙ 1924-1925 гг.

Наша партия и трудящиеся массы Советского Союза в течение 10 лет, которые прошли со дня смерти Феликса Эдмундовича Дзержинского, ежегодно склоняют свои революционные знамена в память об этом пламенном революционере-большевике, светлый образ которого всегда живет в наших сердцах.

С каждым годом, чем дальше в прошлое уходит день его смерти, тем более ярко вырастает его фигура в сознании всего человечества. Но лишь после детального изучения всей жизни Феликса Эдмундовича его образ встает во всем своем величии.

Изучение и описание жизни и деятельности этого великого революционера особенно необходимы для молодежи, которая не имела счастья лично знать и работать с Дзержинским, героем Октября, красой и гордостью советского народа и коммунистической партии.

Товарищ Сталин, который так страстно любит Дзержинского, прощаясь с ним у раскрытого гроба, говорил:

"После Фрунзе-Дзержинский.

Старая ленинская гвардия потеряла еще одного из лучших руководителей и бойцов. Партия понесла еще одну незаменимую потерю.

Когда теперь, у раскрытого гроба, вспоминаешь весь пройденный путь Дзержинского - тюрьмы, каторгу, ссылку, Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией, восстановление разрушенного транспорта, строительство молодой социалистической промышленности, - хочется одним словом охарактеризовать эту кипучую жизнь: горение. Горение и геройская отвага в борьбе с трудностями.

Октябрьская революция поставила его на тяжелый пост - на пост руководителя Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией. Буржуазия не знала более ненавистного имени, чем имя Дзержинского, отражающего стальной рукой удары врагов пролетарской революции. Гроза буржуазии - вот чем был Феликс Дзержинский.

"Мирная эпоха". Дзержинский горит, налаживая расстроенный транспорт, а затем в качестве председателя Высшего Совета Народного Хозяйства горит на работе строительства нашей промышленности. Не зная отдыха, не чураясь никакой черной работы, отдавая все свои силы, всю свою энергию делу, которое ему доверила партия, - он сгорел на бурной работе в пользу пролетариата.

Прощай, герой Октября!

Прощай, верный сын партии!

Прощай, строитель единства и мощи нашей партии!"

Таков прекрасный образ Дзержинского, мастерски нарисованный товарищем Сталиным: "Горение и геройская отвага в борьбе с трудностями".

Это был пламенный боец с великим сердцем, которое горело любовью к трудящимся, к порабощенному капитализмом человечеству. Он шел всю свою жизнь к одной цели, к коммунизму, без колебаний, без отступлений, без оглядки. У него была страстная, непоколебимая вера в победу коммунизма, в генеральную линию партии Ленина-Сталина.

У него был огненный темперамент. Непоколебимая вера в победу пролетариата приобрела у него яркость необыкновенной силы.

Вот эпизод, который рассказал мне т. Валерий Иванович Межлаук. Когда Дзержинский работал в ВСНХ, к Феликсу Эдмундовичу к присутствии т. Межлаука пришел человек, про которого Дзержинский сказал:

- Вот пришел мой "раб".

Оказалось, что это бывший эсер, тов. К., теперь уже член нашей партии, с которым Дзержинский сидел когда-то в Бутырской тюрьме. Тов. К. тогда не видел никакого просвета, в мраке реакции начал терять веру в революцию, находился во власти упадочных настроений.

А Дзержинский горел, как всегда.

Он чувствовал всем своим существом, что приближается победа революции.

- Я убежден, - сказал Дзержинский тогда тов. К., - что не позднее чем через год (это было в 1916 г.) революция победит.

- Не может быть, - ответил тов. К.

- Ну, давай пари.

- Давай.

- Что же обещаешь?

- Если оправдается, Феликс, ваше предсказание, то я отдаюсь вам... в вечное рабство. (Смех.)

И вот, когда революция победила, даже несколько раньше чем через год, Феликс Дзержинский шутя при встречах называл этого товарища своим "рабом".

Этот маленький эпизод - яркая иллюстрация к характеристике Дзержинского как великого революционера, революционный дух которого не могли угасить ни тюрьма, ни ссылка, ни каторга.

Без правдивой большевистской политики нашей партии мы не могли бы победить и преодолеть трудности, которые встретились на нашем пути. Мы победили потому, что Ленин, Сталин, наша партия всегда говорили правду рабочему классу, никогда не кривили душой, не обманывали свой класс.

В годы гражданской войны, в трудные моменты Ленин прямо говорил рабочим о трудностях и опасностях и призывал их итти на фронт и ударить по врагу, - и наши рабочие, коммунисты и беспартийные, знавшие, что такое правда Ленина, верившие ему, шли на фронт десятками тысяч и спасали положение.

Когда было плохо с хлебом, Ленин прямо и открыто говорил о продовольственных трудностях и о наших задачах по преодолению этих трудностей. И эта ленинская правда обеспечила нам победу на продовольственном фронте.

Партия победила и побеждает потому, что она никогда не обманывает трудящихся.

Дзержинский был и в этом смысле чистокровным большевиком, ленинцем-сталинцем.

Когда, работая в НКПС, Дзержинский увидел воровство и бандитизм на дорогах, на складах, он со всей страстностью и прямотой стал вскрывать эти язвы. Некоторым казалось странным, что, обнаружив воровство в "своем ведомстве", он не старается ликвидировать его втихомолку, а выносит на суд всей партии, всех трудящихся.

"Ну, борись с непорядками, но зачем кричать об этом?"- рассуждают в таких случаях иные бюрократы.

А Дзержинский писал 13 января 1923 г.:

"На дорогах у нас в области хищений и бесхозяйственности один сплошной ужас. Сегодня прочел доклад ревизии складов дорог Московского узла. Хищения из вагонов, хищения в кассах, хищения на складах, хищения при подрядах, хищения при заготовках. Надо иметь крепкие нервы и волю, чтобы преодолеть все это море разгула".

В специальном обращении под заголовком "Хищникам и ворам народного достояния - нет пощады" Дзержинский писал в том же 1923 г.:

"В то время, когда все усилия трудового народа направлены к борьбе с разрухой и надвинувшимся стихийным бедствием - голодом, в то время, когда дорог каждый добытый и доставленный нуждающимся и голодным кусок хлеба и каждый пуд зерна для обсеменения обширных полей пострадавшего Поволжья, находятся паразиты и негодяи, которые расхищают народное добро из вагонов, пакгаузов и складов. ...Суровые кары вплоть до высшей меры наказания-расстрела будут применяться не только к непосредственным участникам в хищении на транспорте, но и к пособникам и скупщикам краденого.

Советская власть призывает всех честных граждан на борьбу с паразитическими элементами, ворами и бандитами, разрушающими благосостояние республики.

Все честные транспортные работники должны принять участие в этой борьбе совместно с карательными органами.

Будьте бдительны и вместе с Рабоче-Крестьянской властью беспощадно боритесь с волками и хищниками народного достояния".

Дзержинский беспощадно вскрывал недостатки работы аппарата, которым он руководил, недостатки того дела, которое было ему поручено. Он умел пользоваться оружием большевистской самокритики, без которой нельзя побеждать.

Он умел призывать на помощь миллионы людей для ликвидации прорыва, для обеспечения успеха дела, смело вскрывая перед ними недостатки и слабости, указывая ясный путь для их преодоления.

Он никогда не боялся говорить массам правду, зная, что большевистская правда всегда побеждает.

У нас, например, сейчас некоторые агитаторы в связи с конверсией займов вместо того, чтобы прямо сказать, что конверсия обозначает уменьшение доходов займодержателя и удлинение срока погашения займа, и объяснить, что несмотря на это такая конверсия необходима в интересах социалистического государства, что теперь нельзя платить по внутреннему займу 8%, когда мы за границей получаем кредиты из 5,5%, что такие дорогие займы ложатся тяжелым бременем на народное хозяйство, -вместо всего этого такой горе-агитатор думает о том, как бы замаскировать суть дела, и произносит глупые речи об особой финансовой выгоде конверсии для каждого займодержателя.

Он не знает, что каждый трудящийся понимает существо дела и что его нельзя обманывать.

Тов. Дзержинский был строг и требователен к себе и не допускал никаких поблажек в работе.

Но он умел сочетать строгость в проведении революционной дисциплины, страстную непримиримость большевика, подчиняющего все интересам революции, с любовью и чуткой заботой о человеке.

Беспредельная ненависть и безжалостность к врагу выражали его безграничную любовь к трудящемуся человечеству.

Он пленял в отношениях с товарищами, подчиненными, трудящимися своей чуткостью, вниманием, заботливостью. В то же время, когда это было необходимо, он не колебался наказать работника, даже самого близкого друга.

Софья Сигизмундовна Дзержинская привела в "Правде" замечательные выдержки из его писем.

В 1902 г. из ссылки в письме к сестре Альдоне он писал:

"Не знаю, почему я детей люблю так, как никого другого... Я никогда не сумел бы так полюбить женщину, как их люблю, и я думаю, что собственных (подчеркнуто Ф. Э.) детей я не мог бы любить больше, чем несобственных... Часто, часто мне кажется, что даже мать не любит так горячо, как я".

Дзержинский, конечно, знал, почему он больше всего любил детей. Он любил их за детскую чистоту, за то, что они не испорчены, не искалечены еще капиталистическим обществом. Он любил в них нашу надежду, будущее человечества.

Не случайно в самую тяжелую пору гражданской войны, когда на плечи Дзержинского легла огромная тяжесть борьбы с контрреволюцией, именно он был инициатором и организатором детских колоний для беспризорных. Не случайно, что именно Дзержинский - гроза контрреволюции, беспощадно уничтожавший неисправимых врагов революции, неустанно боровшийся со всякими преступлениями против советского строя и социалистической собственности, - что именно он был инициатором и организатором дела перековки всех тех преступников, которых можно перевоспитать и сделать полезными членами общества.

Ему - Ф. Э. Дзержинскому - мы обязаны теми славными делами по перековке людей, которыми гордится вся страна, изумительные образцы которых мы видим в Болшевской коммуне, на строительстве Беломорско-Балтийского канала им. Сталина, на строительстве канала Волга-Москва и на других стройках.

Именно пламенная любовь к человеку родила в нем страстность в отстаивании интересов трудящихся, интересов коммунизма.

Настоящий революционер - лишь тот, кто умеет для счастья миллионов беспощадно подавлять и, если нужно, уничтожать врагов народа.

Дзержинский был непримиримым врагом либералов, примиренцев, киселеобразных людей, которые под видом жалости и других добрых чувств жалеют и щадят врага, могущего расстроить жизнь миллионам людей. Полный любви к трудящимся, он был беспощаден к врагам народа. Дзержинский был подлинным гуманистом.

Товарищ Сталин не раз говорил, что именно политика либералов, прикрываемая желанием добиться цели с наименьшими жертвами, на деле приводит к самым большим жертвам и к суровым мерам.

Вот, например, на Кубани, когда проходила коллективизация, наши коммунисты увлеклись и забыли про кулака. Забыли, что кулак замаскировался и с фронтовой атаки перешел в тыл, атакует нас "тихой сапой", организуя кулацкий саботаж в колхозах. Нам пришлось расплатиться за такое либеральное отношение к кулаку и основательно поработать над ликвидацией кулацкого саботажа в колхозах, провести ряд серьезных и крайних мер, вплоть до выселения отдельных станиц.

Тов. Дзержинский беспощадно бил и добивал классового врага. Поэтому рабочие и крестьяне любили т. Дзержинского. Они знали, что он является защитником революции, они знали, что, обнаружив врага, он будет уничтожать его без колебаний.

Тов. Дзержинский понимал и чувствовал ответственность за порученное дело. Когда ему поручали какое-нибудь дело, он лично отвечал за него.

Работники, которые работали с ним, знали, что он строг и требователен в работе, но они знали вместе с тем, что честному работнику Дзержинский окажет всяческую поддержку. И всякий честный работник с радостью и с энтузиазмом шел работать с ним.

Революционная требовательность, дисциплина, бдительность, непримиримость к врагу, чуткая забота об интересах трудящихся сделали Дзержинского крупнейшим организатором нашей революции, нашей партии, человеком, которого всегда посылали туда, где нужно было срочно ликвидировать прорыв, туда, где нужно было принять чрезвычайные меры.

ТОВАРИЩ ДЗЕРЖИНСКИЙ 1919 г.
ТОВАРИЩ ДЗЕРЖИНСКИЙ 1919 г.

Вот почему Дзержинский возглавлял труднейший участок во время гражданской войны - ВЧК по борьбе с контрреволюцией.

Для этой борьбы нужна была бдительность.

Дзержинский был бдителен, но бдителен не так, как некоторые товарищи, которые не умеют работать, не умеют обнаружить врага и ограничивают свою бдительность вниманием к анкетам. Такие люди думают: анкета должна быть чистой, если есть сомнительный пункт, - значит, к этому человеку надо быть бдительным.

Такие товарищи не понимают, что настоящий враг не покажет своего лица в анкете, что умный враг сумеет запастись нужной анкетой. Они не понимают также, что если у человека чуждое происхождение, то это не всегда еще означает, что он враг. И, наоборот, если у человека хорошее происхождение, то это еще не значит, что он достоин доверия без проверки и с ним можно быть за панибрата.

У этих товарищей - немарксистское понимание бдительности, ибо переплет классов в обществе, борьба между ними куда сложнее, чем они думают, и одними анкетами классового врага не выявить.

У Дзержинского было замечательное, острое революционное чутье в деле распознавания врага, когда он маскировался. Он умел судить о человеке не по словам, но прежде всего по делам, проверяя всесторонне и детально жизнь и работу людей. Он был чуток к малейшему сигналу. Он умел по сигналу находить, где опасность, не замедляя направить удар по этой опасности и ее ликвидировать. Стремительность и меткость удара по врагу - характерная черта Дзержинского.

Дзержинский сумел, возглавляя ВЧК, воспитать прекрасную армию работников нашей партии, армию наших чекистов, показавших образцы революционного мужества и героизма в борьбе с контрреволюцией и на охране наших границ от внешних врагов. Наших славных чекистов выпестовал Феликс Дзержинский. (Аплодисменты.)

Дзержинский был плоть от плоти нашей партии. У него не могло быть секретов от партии. Его душа была слита с душой партии. Так он воспитывал и всех своих работников. Он знал, что ЧК - это острый инструмент, что этот инструмент должен держаться крепко, действовать четко и верно и быть готовым каждую минуту постоять за революцию. Дзержинский воспитывал большевиков-чекистов так, чтобы они были непоколебимыми исполнителями воли партии, верными, честными, правдивыми.

Он требовал от чекистов больше, чем от других членов партии. Он знал, что если колебания коммунистов вредны для партии, то колебания чекистов вдвойне вредны и опасны. Если у чекиста дрогнет рука, если его душа раздвоится, если у него не будет твердости и непоколебимости, он будет негоден как чекист.

Чекист должен быть безгранично предан партии, мужествен, отважен, самоотвержен, настойчив, исполнителен. В духе этих качеств воспитывал Дзержинский когорту чекистов-членов партии и беспартийных.

Аппарат Чека, созданный Дзержинским, сколоченный на основе большевистской веры в нашу партию, беззаветной преданности делу коммунизма, всегда был и остается надежным инструментом партии Ленина-Сталина.

Условия работы и задачи чекистов менялись на разных этапах нашей революции. ВЧК была реорганизована в ОГПУ, а затем - в Наркомвнудел. Но работников ОГПУ и работников Наркомвнудела мы продолжаем называть почетным именем чекистов потому, что неизменным остается революционный дух чекистской работы.

Тов. Дзержинский умел обращаться к помощи партии. Он знал силу партии. Когда нужно было бороться с коренным злом, когда нужно было подымать массы, когда собственными силами нельзя было управиться, он обращался к партии - и партия оказывала ему помощь. Получив помощь партии, он использовал ее до конца. Мне передали небольшой документ, адресованный Феликсом Эдмундовичем Дзержинским т. Зимину, когда он работал на транспорте в 1923 г. Документ ярко показывает, с какой большевистской заботливостью, с какой пунктуальной точностью Дзержинский относился к выполнению директив партии, как он организовывал их выполнение, с каким вниманием он предусматривал каждую мелочь, чтобы обеспечить выполнение решений ЦК. Вот что пишет Дзержинский т. Зимину:

"При сем циркуляр ЦК и ЦКК. Мне кажется, необходимо его разослать с тем, чтобы все до единого члена партии на транспорте и в органах ГПУ прочли его и ознакомились с ним - это будет единственно правильный метод предупреждения и сокращения тех излишеств, о которых говорит циркуляр".

Тов. Дзержинский не ограничивается распоряжением о рассылке циркуляра ЦК и ЦКК. Он не забывает указать, как разослать циркуляр, чтобы он попал во все партийные ячейки. Он требует расписку коммунистов о том, что они прочитали циркуляр:

"Я думаю, что этот циркуляр нам надо разослать через УПД в достаточном количестве экземпляров - для рассылки во все ячейки, на линию, не забывая и самого НКПС, где все коммунисты, в том числе и ЦЧ, могли бы дать расписку, что прочли.

По органам ГПУ разослать через начальников губотделов и через ТОГПУ".

Дальше в этом же письме Дзержинский обязывает Зимина получить санкцию секретаря ЦК РКП и ЦКК на рассылку циркуляра и даже на текст препроводительного письма. В конце письма он пишет:

"Если ЦК и ЦКК дадут согласие, то составьте препроводительные письма: одно к коммунистам транспортникам, другое к коммунистам чекистам (текст с одобрения ЦК и ЦКК и т. Менжинского), от моего имени".

Вот эта большевистская забота о точном выполнении каждого решения партии, забота о том, чтобы каждый коммунист знал и выполнял это решение, дисциплинированность и скромность-в этом весь Дзержинский, великий сын нашей партии.

Дзержинский был человеком непрерывного действия.

Товарищ Сталин как-то сказал, что настоящий большевик - тот, у кого нет расхождений между словом и делом.

Партия признает большевиками людей, убежденных в коммунизме и вместе с тем отдающих себя целиком для победы нашего дела, умеющих коммунизм претворить в живую действительность.

Ленин и Сталин воспитывают коммунистов так, чтобы между словом и делом у них не было никакого расхождения.

Есть коммунисты, которые ставят перед собой хорошие задачи, а через полгода забывают о них, потом ставят другие задачи, а пользы все никакой.

Есть такие товарищи, которые понимают программу коммунизма, ее разделяют, думают по-коммунистически, но за всю свою жизнь не положили ни одного кирпича в здании коммунизма. У таких людей между делом и словом - неизмеримое расстояние. Какие же это коммунисты? Это не коммунисты.

У т. Дзержинского не было никакого расстояния между словом и делом.

Исключительно скромный, прямой и откровенный, он мог говорить с необычной откровенностью и о самом себе.

Феликс Эдмундович в 1918 г. в письме к своей жене сам себя характеризовал так: "Жизнь солдата, у которого нет отдыха, ибо нужно спасать горящий дом. Некогда думать о своих и о себе. Работа и борьба адская. Но сердце мое в этой борьбе осталось живым, тем же самым, каким было и раньше. Все мое время - это одно непрерывное действие, чтобы устоять на посту до конца... "

Когда после шестилетнего пребывания в тюрьме Дзержинский был освобожден революцией, он немедленно и сразу весь отдался делу подготовки Октябрьской революции, и, несмотря на многолетнюю разлуку с сыном, которого он очень любил, он позволил себе первую радостную встречу с ним только после победы Октября.

Дзержинский был человеком непрерывного действия, человеком, который умел отдавать себя целиком и без остатка на службу революции. Партия неизменно направляла его туда, где нужно было немедленное действие, где нужна была кипучая энергия, организаторский талант, уменье мобилизовать массы для ликвидации прорывов, для борьбы с разрухой, для социалистической стройки, где нужна была "геройская отвага в борьбе с трудностями" (Сталин).

Когда окончилась гражданская война, когда классовый враг был сломлен в открытой схватке, когда диктатура пролетариата политически укрепилась, когда коммунизм доказал свою силу, - тогда нужно было центр наших усилий перенести на преодоление разрухи, на строительство экономического фундамента социализма.

Выдержав экзамен в политической борьбе с буржуазией и упрочив советскую власть, большевики должны были выдержать экзамен на фронте хозяйственного строительства. И тогда партия, не колеблясь, назначила т. Дзержинского на самый отсталый и важнейший тогда участок хозяйственного строительства - на разрушенный транспорт. Положение на транспорте было крайне тяжелое. Материально-техническая база транспорта была разрушена, аппарат железнодорожного транспорта был в значительной мере еще в руках остатков контрреволюционных, чиновничьих элементов, саботировавших дело восстановления народного хозяйства. Рабочие транспорта были неорганизованы, не было дисциплины, продовольственное положение было тяжелое, было массовое хищение грузов на транспорте при участии железнодорожников. Поезда во-время не приходили, грузы лежали без движения. Скорейшее восстановление транспорта было основным условием для восстановления всего народного хозяйства.

Тов. Дзержинский взялся со свойственной ему страстностью за восстановление транспорта. Он никогда не работал раньше на транспорте. Единственным его опытом в хозяйственной работе до революции была работа на махорочкой фабрике, где он работал в качестве рабочего, но его быстро оттуда выслали далеко на север. Но его огромная энергия, страстное желание, неутомимая работа и большие способности помогли ему быстро овладеть необходимыми знаниями и уменьем для руководства транспортом.

Разгромив карающей рукой чекиста контрреволюционных чиновников транспорта, которые раскрадывали и разрушили его, мобилизовав и организовав массы рабочих и служащих, быстро почувствовавших и полюбивших в нем своего вождя, Феликс Дзержинский с изумительной быстротой восстановил транспорт, создал советский порядок и твердую дисциплину на железных дорогах: поезда начали приходить без опозданий, стало хватать вагонов, преобразились станции. Все были поражены, как быстро т. Дзержинский перестроил работу железнодорожною транспорта.

Эти славные страницы борьбы железнодорожников за восстановление разрушенною войной транспорта можно сравнить с теми изумительными успехами, которые одержал теперь железнодорожный транспорт под руководством Лазаря Моисеевича Кагановича.

Успешное восстановление транспорта под руководством т. Дзержинского показало тогда всей стране, что большевистская партия, имея таких сынов как т. Дзержинский, сумеет быстро восстановить все народное хозяйство страны и поставить его на социалистические рельсы.

Тов. Дзержинский был первым из большевиков-организаторов хозяйства, который блестяще выдержал экзамен на экономическом фронте борьбы за коммунизм. И когда настала пора восстанавливать и реконструировать промышленность, после того как транспорт был двинут вперед, ЦК партии после смерти Владимира Ильича Ленина поставил т. Дзержинского во главе Высшего совета народного хозяйства - у руля управления всей социалистической промышленностью.

Руководя транспортом и затем промышленностью, т. Дзержинский ни на один день не прерывал своей работы в ЧК, и не один сокрушительный удар был нанесен им в это время по врагам революции.

Он был весь огонь, и его пламенная энергия позволила ему справиться с этой многообразной напряженной работой.

Исключительная плодотворность работы т. Дзержинского объясняется в значительной мере его уменьем правильно подобрать, воспитать и расставить работников. Тов. Дзержинский воспитал армию работников, чекистов и хозяйственников, которые понимали его с полуслова, знали его и безгранично верили ему. Они знали, что если Дзержинский приказал, то надо действовать без оглядки. Он проверил каждого из своих соратников и сотрудников в годы гражданской войны, в тяжелые годы восстановления транспорта и промышленности. Он знал каждого, его способности, устойчивость, оперативность, развитие. Он знал, кому какое поручение можно дать, куда кого назначить, кто на что способен.

На XIV съезде нашей партии товарищ Сталин поставил Задачу индустриализации страны. Он тогда еще гениально сформулировал генеральную линию нашей партии против линии оппозиции, против троцкистов, против правых и всяких иных уклонистов. Дзержинский со всей страстностью отстаивал и боролся за победу генеральной линии.

Товарищ Сталин, развивая ленинские мысли, учил нас, что без построения фундамента социализма, без тяжелой индустрии, без современной промышленности наша страна неизбежно должна стать придатком капитализма, вторым Китаем, колонией империализма.

Именно поэтому товарищ Сталин с непоколебимым упорством отстаивал дело индустриализации страны против всех врагов и изменников социализма. Именно поэтому товарищ Дзержинский с такой страстностью отдался восстановлению промышленности. Особенно много сил отдавал т. Дзержинский металлопромышленности: эта промышленность была более всего разрушена, а без нее нельзя было провести реконструкции всего народного хозяйства. Это т. Дзержинский, исполняя планы товарища Сталина по индустриализации СССР, бросил лозунг превратить Советскую страну в страну металлическую. И он успел не только восстановить промышленность до довоенного уровня, но заложил своей рукой первые гиганты нашей современной индустрии.

Мы сейчас уже не представляем себе, уже начали забывать, как тяжело было тогда работать. У нас в этом смысле замечательный характер: мы быстро забываем все трудности. Карточки отменили всего полтора-два года назад, а как будто бы сто лет назад это было! Был голод в 1918-1919 гг., основательный голод. И что же? Тот, кто жил и боролся в то время, уже забыл об этом, а наша молодежь - попробуйте, расскажите ей - не поверит.

Надо было иметь железную волю, действительно большевистские сознание и выдержку, чтобы преодолеть трудности восстановления и реконструкции народного хозяйства в обстановке ожесточенной классовой борьбы, при колебаниях середняка и отсталой части рабочих. Кронштадтский мятеж был выражением этих колебаний.

ТОВАРИЩ ДЗЕРЖИНСКИЙ 1921-1922 гг.
ТОВАРИЩ ДЗЕРЖИНСКИЙ 1921-1922 гг.

Вот несколько цифр, которые характеризуют то, что было у нас в 1920 г.

Вся продукция крупной промышленности в стране составляла в 1920 г. 1410 млн. руб. В 1924 г., когда т. Дзержинский уже руководил ВСНХ, продукции крупной промышленности составляла 4660 млн., в 1926 г. - 11,8 млрд., а теперь, в 1936 г., один Наркомпищепром дает продукцию в 10 млрд. (бурные аплодисметы), а вся промышленность СССР - 85 млрд. против 1410 млн. руб. в 1920 г. (в тех же ценах) (1).

Тогда, когда мы уже считали трпнснорт налаженным, грузили в день 20-27 тыс. вагонов. А теперь ежедневно грузим 90 тыс. и идем к 100-тысячной погрузки и день (2).

Несколько других цифр, которые характеризуют, какая у нас была нищета.

Машиностроение в 1926 г. давало продукции около 1 млрд. в неизменных ценах, а в 1936 г.-18,5 млрд. руб. (3). Наши трудящиеся вооружаются машинами вместо стародревней "Дубинушки", все более и более становятся командирами машин.

На 1 октября 1924 г. у нас было 2560 тракторов. В 1936 г. - 379 тыс. действующих тракторов (4).

Тогда, при жизни Феликса Эдмундовича, было другое, совершенно другое время! Строительство каждого нового завода требовало величайших усилий, огромного напряжения. Помню, работая в Ростове, я специально приезжал в 1925 г. в Москву с просьбой, чтобы у нас построили завод сельскохозяйственного машиностроения. Феликс Эдмундович очень обрадовался моему предложению. Я сказал, что краевые организации помогут строительству: дадим рабочих, дадим все, что сумеем, только бы завод строить у нас в крае.

Феликс Эдмундович ночью отправился со мной к т. Межлауку, тогдашнему начальнику Главметалла, и мы тут же решили все вопросы.

Завод сельскохозяйственного машиностроения в Ростове-на-Дону- творение т. Дзержинского.

Я просил его построить около этого завода еще тракторный завод. Я говорил, что металл найдется. Донбасс близок. Тов. Дзержинский очень хотел мне помочь в строительстве и этого завода, но по тогдашнему времени нецелесообразно было строить в одном городе два завода, и тракторный завод было решено строить в Царицыне. И в Царицыне, нынешнем Сталинграде, построили тракторный завод, который по праву носит имя Феликса Дзержинского.

Феликс Эдмундович был очень прозорливым человеком. Он понимал, что без перевооружения нашего нищего, распыленного, мелкого крестьянского хозяйства нам не победить по-настоящему, и он с величайшим упорством, с пламенным энтузиазмом закладывал и строил заводы.

А теперь, когда мы успешно заканчиваем уже вторую пятилетку, наши чекисты заняты соединением морей, изменением русла рек. (Аплодисменты.) И они хорошо делают это.

В 1924/25 г. выработка чугуна составила 1,2 млн. т. Теперь мы выпускаем чугуна около 15 млн. т. Сахару в 1924/25 г. было 28 млн. пудов, в сезон 1935 г. мы выработали 143 млн. пудов (5).

Вот, товарищи, обстановка, в которой работал Дзержинский. Он восстановил под руководством партии, под руководством товарища Сталина нашу промышленность до довоенного уровня, и им были заложены первые кирпичи индустриализации СССР по генеральному плану товарища Сталина.

Теперь, когда мы имеем мощную передовую индустрию, металлургическую промышленность, авиационные заводы, автотракторную промышленность, собственное машиностроение, когда наша страна быстро двигается вперед по пути зажиточной и культурной жизни, особенно больно, что нет человека, который так бесконечно много отдал борьбе за наши сегодняшние успехи.

Еще много времени пройдет, пока по-настоящему напишут и расскажут о Дзержинском.

Дзержинский - великий организатор нашей партии, нашего народного хозяйства. Он был честным и страстным большевиком-революционером.

Чуткий и заботливый в отношениях с товарищами но борьбе, с рабочими, с трудящимися, любивший всех детей, как собственных детей, всегда готовый отдать свою жизнь за дело коммунизма, беспощадный к врагам трудящихся, он горел огнем, жаждой непрерывного действия для победы революции. В предсмертной речи Дзержинского, посвященной хозяйственному положению, он сказал о себе:

"Вы знаете отлично, моя сила заключается в чем? Я не щажу себя никогда (Голоса с мест: "Правильно!") И поэтому вы здесь и все меня любите, потому что вы мне верите. Я никогда не кривлю своей душой, если я вижу, что у нас непорядки, я со всей силой обрушиваюсь на них.

Мне одному справиться трудно. Поэтому я прошу вашей помощи".

Это было на трибуне пленума ЦК. Троцкисты изводили его репликами. Он был нервный и злой. До его выступления мы сидели в одном ряду, рядом с ним, и я ясно помню - он не мог спокойно сидеть, скрежетал зубами от злости на Каменева и на Троцкого, на этих изменников, на Пятакова. Он не мог примириться с мыслью, что в ЦК сидят изменники.

Тов. Дзержинский, действительно, никогда не умел кривить душой. И ему невыносимы были двурушничество и предательство Зеновьего, Каменева и Троцкого, измену которых он видел уже тогда.

Я помню один случай из жизни нашей партии, случай очень важный. Вы знаете, что сразу после смерти Ленина борьба с Троцким обострилась. Троцкий хотел после смерти Ленина направить партию на свои рельсы. Тогда все ученики Ленина, старые большевики, сплотились в один фронт против Троцкого. В этом фронте, в борьбе против Троцкого одно время участвовали и Зиновьев и Каменев. Но в это время уже зародились разногласия между Зиновьевым и Каменевым, с одной стороны, и большинством ЦК во главе с товарищем Сталиным-с другой. Стало видно, что в крестьянском вопросе Зиновьев и Каменев тянут другую линию, неленинскую. Зиновьев написал тогда свою книгу, где он писал свою дребедень, вроде: "Ухо приложу к земле... слышу шаги истории". Смысл этих "шагов истории", по Зиновьеву, заключался в том, что сил у нас мало, деревня растет, кулак может нас раздавить, а потому... паника. Для того чтобы "спасти революцию" (нашелся спаситель!), он предлагал опрокинуть деревенскую политику нашей партии, разрушить союз с середняком и стать на троцкистскую позицию.

Вот по поводу этой книги в ЦК было устроено совещание. Мы тогда не хотели, чтобы Троцкий был свидетелем борьбы с Зновьевым, так как он мог бы этим воспользоваться. Мы хотели ликвидировать разногласия с Зиновьевым во имя единства партии.

Собрали совещание членов ЦК. Это было осенью 1925 г. Зиновьев и Каменев резко критиковали политику нашей партии и сталинское руководство партией. Тогда партия еще по-настоящему не знала Зиновьева. Разногласия не выявились еще широко, и мы не хотели раздувать разногласия. Я помню страстное обсуждение на этом совещании.

До 3 часов ночи тянулось заседание, шли страстные споры. Всем стало ясно, что разногласия очень острые и, если их не ликвидировать, есть опасность раскола. Дзержинский не выступал, но когда Зиновьев выступил с резкой речью против политики нашей партии, против товарища Сталина, т. Дзержинский, напряженно слушая, вдруг с места крикнул ему: "Вы кронштадтцы. Вы изменники!"

Такие слова в нашей среде тогда были совершенно неожиданными. Зиновьев был тогда у руководства, он стоял во главе Коминтерна, а Дзержинский бросил ему в лицо:

"Кронштадтцы, изменники!"

Дзержинский не выдержал и ушел с заседания. Всю ночь он не спал, писал письма и рвал их. Наконец, он послал в ЦК письмо, что не может заседать с изменниками. Теперь всем видно, что это изменники, контрреволюционная сволочь, но тогда в широких массах партии по-настоящему их не знали. Они считали себя учениками Ленина, они тогда еще шли против Троцкого. А Дзержинский своим революционным чутьем учуял, что это не простые разногласия, что это не просто оппозиция внутри партии, не уклон от генеральной линии нашей партии, а что это классовые враги с другой стороны баррикады. Теперь мы все видим, что Зиновьев и Каменев - не просто враги нашей партии: это белогвардейские контрреволюционные гады. Мерзкие образы Азефа и Иуды бледнеют перед ними.

Презрение и брезгливость вызывают их имена. Теперь уже полностью доказано, что Зиновьев и Каменев тогда, когда их вновь приняли в партию, когда они выступали на XVII съезде партии с клятвами в верности партии, в это самое время и до последних дней они готовили террористические акты против руководителей нашей партии.

Марксисты против террористических актов. Индивидуальный террор - не орудие нашей партии. Это - орудие авантюристов. Мы были против террора даже применительно к царям. А эти гады, мерзопакостные, беспринципные, сволочные, контрреволюционные изменники, "отказываясь" от своих троцкистских взглядов, возвращаясь в партию, клянясь в верности партии и ее генеральной линии, одновременно принимали решения о террористических актах против руководителей нашей партии. Они воспитали группку особых людей - особый тип двурушников, которые говорят одно, а думают и делают другое, двурушников, которые хуже провокаторов.

Зиновьев вырастил группку выродков, растленных, вконец разложившихся презренных людей, целиком смешавшихся с белогвардейщиной, отличаемых от нее разве только особенной своей подлостью.

Мы уже потеряли из-за этих гадин одного из лучших сыновей нашей партии, Кирова, погибшего от рук убийц, посланных Зиновьевым и Каменевым. Они, они послали их, и не одну группу убийц, а три группы. Одна из этих групп успела убить Кирова, а другие готовили убийство других руководителей партии. По прямой указке Зиновьева, Каменева, Троцкого организовались террористические акты и против вождя нашей партии товарища Сталина, против членов нашего правительства. Теперь это уже полностью доказано.

Такой человек, как Бакаев, превратившийся в страшную гадину, признался, что он руководил террористическими группами. Вот каких гадов вырастили Зиновьев и Каменев. Это не простая оппозииця, это не простой классовый враг: открытый классовый враг не скрывает, что у него другие взгляды, за которые он борется. Оппозиционер имеет свои взгляды, которые он отстаивает. Эта же шайка бандитов, подлецов своих принципиальных взглядов не имеет, с взглядами партии соглашается, восхваляет успехи партии и вождя партии, а тайком готовит убийство руководителей партии. Эта троцкистская шайка подлых убийц опасней опаснейших врагов. Эту мразь надо истреблять беспощадно (6). (Аплодисменты.)

Тов. Дзержинский с его гениальным чутьем чекиста ясно видел этих кронштадтцев еще десять лет назад.

Нельзя забыть его пламенную предсмертную речь против этих изменников на пленуме ЦК.

Большевик-ленинец т. Дзержинский ясно видел всю враждебность и губительность "политики" разрыва с середняком, которую Зиновьев и Троцкий пытались противопоставить генеральной линии нашей партии и ее вождя товарища Сталина, всю меньшевистскую вздорность разглагольствований Троцкого об "опасности" хорошего урожая, которым Троцкий "пугал" партию.

В своей предсмертной речи на пленуме ЦК Дзержинский говорил:

"...Надо страну индустриализировать, а этого не будет, если не будем получать все в большей и большей степени продуктов сельского хозяйства. Почему? Потому, что нам нужно из деревни сырье, нам нужен хлеб, нам нужна кожа, нам нужна картошка, шерсть, нам нужно деревенское сырье. Нельзя индустриализироваться, если говорить со страхом о благосостоянии деревни. Я спрашиваю: что значит богатение деревни по сравнению с тем развитием, которое получает наша промышленность в отношении удовлетворения нужд рабочих? "

Дзержинский умел все свое горение, всю свою отвагу отдать революции. Он умел быть в непрерывном действии, умел ненавидеть врага всей душой, пламенно и беззаветно любить людей своей партии, своего класса - трудящихся.

Дзержинский безоговорочно верил в победу коммунизма, в победу нашего дела. Он умел вести за собой миллионы трудящихся. Он прямо преподносил народным массам неприкрашенную, большевистскую правду, и за это массы верили ему и любили его. Он стоял горой за революцию и в любых, самых тяжелых условиях, не сгибаясь, высоко держал знамя революции, ведя без колебаний миллионы вперед.

Дзержинский мастерски закладывал фундамент нашего хозяйства, промышленности и транспорта. В самые трудные годы борьбы он находил время и средства для того, чтобы заботиться о беспризорных, перевоспитывать преступников. Он был человеком кипучей энергии, неукротимой воли, он знал, для чего живет и работает.

Он был верным соратником Ленина-Сталина, его любила вся наша партия, любил Ленин, любит товарищ Сталин; он был всегда с партией, никогда не знал ни малейших колебаний, ни малейшего страха, как бы ни были велики трудности. Он был мужественным борцом за генеральную линию партии, был стражем революции, и наша партия хранит его память, гордится его образом, гордится чем, что рабочий класс родил такого сына, как Феликс Дзержинский.

Мы гордимся тем, что наше хозяйство, в строительство которого столько сил вложил т. Дзержинский, стремительно идет вперед, что, преодолев гигантские трудности и опасности, мы построили социализм, что уже выстроен фундамент и прекрасное здание социализма. Мы уже начинаем штукатурить стены этого здания, чтобы в нем было тепло, уютно и красиво.

Товарищи, радостна жизнь в счастливом, бесклассовом обществе, великая честь и великое счастье - бороться под руководством товарища Сталина за счастливую жизнь нашего народа, всего человечества!

Невыразимо больно, что с нами нет больше прекрасного борца за социализм, соратника Ленина и Сталина т. Дзержинского. Но мы твердо знаем, что миллионы коммунистов, миллионы трудящихся, вдохновляемые примером замечательной жизни нашего Феликса, идут вперед к великим победам и под руководством товарища Сталина доведут до победного конца дело коммунизма, за которое отдал свою замечательную, пламенную жизнь т. Дзержинский. (Бурные аплодисменты, крики "ура", все встают. Возгласы: "Да здравствует великий вождь нашей партии товарищ Сталин!", "Ура!" "Органу Дзержинского - НКВД - ура!" Оркестр исполняет "Интернационал". Аплодисменты.)

(1) Планом 1937 г. по крупной промышленности предусматривается выпуск продукции на сумму 97,5 млрд. руб. Выпуск продукции всей промышленности составит 103 млрд. руб.
Наркомпищепромом за 6 месяцев 1937 г. выпущено продукции на 5267,2 млн. руб., что составляет прирост продукции по сравнению с соответствующим периодом 1936 г. 606,3 млн. руб., или 12,6%.

(2) В 1937 г среднесуточная погрузка по плану должна составить 98 тыс. вагонов в день.

(3) В 1937 г. план по машиностроению и металлообработке предусматривает выпуск продукции на 30,3 млрд. руб. против 19,5 млрд. руб. по пятилетке, т. е. больше почти на 11 млрд. руб.

(4) В 1937 г. сельское хозяйство получает 66 тыс. новых тракторов.

(5) Выпуск чугуна в 1937 г. по заданию составляет 16 млн. т. Выпуск сахара в 1937 г. составит 2,6 млн. т (158,6 млн. пудов) против 2,3 млн. т по пятилетке.

(6) Презренные агенты фашизма из троцкистско-зиновьевского террористического центра во главе с Зиновьевым и Каменевым по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 24 августа 1936 г. расстреляны. По приговору Военной же коллегии Верхсуда СССР от 30 января 1937 г. расстреляны Пятаков, Лифшиц и другие как члены антисоветского троцкистского (параллельного) центра, как организаторы и руководители изменнической, шпионской, диверсионно-вредительской и террористической деятельности.

Под наблюдением редактора В.Слуцкой
Технический редактор В.Брюхачев
Отв. редактор А.Михелье
OCR + правка А. Царьков (сохранен оригинальный текст)
Барельеф на обложке работы скульптора Василика
Сдано в набор 16 июля 1937 г.
Подписано к печати 27 августа 1937 г.
Уполн. Главлита № Б-15396
Партиздат №340
Формат 82Х110 2 п. Л. 38 000 тип. Зн
в 1 печ. листе. Зак. № 1504. Тираж 100 000 (завод
10001-110000) тыс. Цена 15 коп.
Ф-ка книги "Красный пролетарий" Партиздата
ЦК ВКП (б) Москва, Краснопролетарская, 16

E N D

Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2006